Skycross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Skycross » Альтернатива » МЫ ТАНЦУЕМ ТАНГО


МЫ ТАНЦУЕМ ТАНГО

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

МЫ ТАНЦУЕМ ТАНГО

УЧАСТНИКИ: MAJIT FORSY, AIDEN AURA
МЕСТО И ВРЕМЯ: Настоящее время, наша реальность

СЮЖЕТ

В реалиях нашего мира Маджит не зам министра, а начинающий галерист. В детстве он получил травму и добрые врачи толи по глупости, толи из жадности, семья мальчика достаточно богата, чтобы нашлись алчные люди, желающие поживиться на чужом горе и здоровье, поставили множество диагнозов. Очередной ведущий психотерапевт скончался от разрыва сердца, а ему на смену пришел молодой, амбициозный врач, доктор Аура, заинтересовавшийся делом молодого Форси, а в последствии решивший помочь своему новому пациенту, сняв с него тяжелые диагнозы.

0

2

Самым сложным в его новой жизни, хотя не такая уж она была и новая, столько лет прошло с переломного момента, но условно Маджит называл ее именно так, было посещение личного терапевта. Нет, он прекрасно знал, что старик, к которому он ходит каждый месяц и которому прилежно врет о приеме препаратов и получает рецепты на новую порцию, совсем не терапевт, но по заведенной еще со школьной скамьи традиции, он звал его именно так, мой личный терапевт. Конечно, можно было бы всем везде говорить правду и про себя все называть своими именами, но разве от этого кому-нибудь было бы лучше? В первые годы новой жизни он и так растерял всех друзей и, если так можно выразиться, сторонников. Рядом с ним остались только сопереживающие горю, жалеющие психологического калеку да те, кому нужен был повод посмеяться. Впрочем его новая жизненная стратегия очень быстро лишила возможностей последних смеяться над Маджитом, ибо от ныне он сам смеялся над собой, от чего чужие шпильки меркли и больше не достигали цели, практически никогда не достигали. Сопереживающих тоже удалось отвадить от себя, теперь они просто игнорировали Маджита, что последнего очень даже устраивало. А вот от жалостливых людей приходилось прятаться, изобретая ложь про терапевта, слабое здоровье и все в том же духе. После окончания школы дела пошли на поправку, желанный когда-то университет оказался недоступным, при поступлении на кафедру генной инженерии, решающим была его медкарта. Оказывается ученные искренне считают, что гениальность и психические расстройства несовместимы. Зато вот люди искусства были рады принять и такого психа как он. Именно тогда Маджит окончательно сформировался как личность. Он больше не был однобокой проекцией – пугалом или щитом, которые были призваны защищать того мальчишку, что однажды обжегся о жестокую реальность, теперь он был настоящим полноценным человеком. «Полноценным. О да».
Маджит снова посмотрел на высокое здание и завернул за угол. До боли знакомые переулки, кажется, он уже по именно знает всех местных жителей, которые больше не удивляются странному молодому человеку, нарезающему время от времени круги по их району. Местный псих – наверняка так они думают о нем. Но ему все равно, уж о том что о нем думают незнакомые люди можно не беспокоиться.
Сделав очередной круг, он вернулся к небольшой площадке перед больницей, посмотрел на окна шестого этажа, вздохнул и усилием воли толкнул себя вперед. Больше медлить было нельзя, он и так пришел слишком поздно, сделал три круга, а значит уже катастрофически опаздывает. Правда старичок прекрасно знает эту его особенность и что-то там у себя делает с расписанием, так что когда Маджит приходит, всегда оказывается, что впереди у них запланированный час беседы. Иногда это удивляло, иногда раздражало, но никогда не злило. Маджит вообще не был склонен злиться. Злился тот, который наблюдал, но он злился молча и незаметно.
Как всегда, стоило только зайти в здание, как ноги стали ватными, в груди и животе так тяжело, что дыхание стало медленным хоть и глубоким. Посмотрев в сторону лифта, приветливо распахнувшего свой зев, он поплелся к лестнице. «Я не параноик, но застрять в лифте в больнице – это ли не верх невезения». – Он не стал думать о том, что лифт может не только застрять, но и сломаться и упасть. О подобных вещах ему думать не полагалось, о подобном думал ОН, временно наспех заглушенный небольшой дозой препаратов. Не то чтобы Маджит боялся, что старик наконец обнаружит его обман, но тревожное чувство, отсутствие привычного звонка от последнего напрягало. Со вздохом преодолев очередной лестничный проем, молодой человек оказался на шестом этаже. Медленно, словно это чем-то ему поможет, он шел к давно знакомому кабинету. «Вот и он». Глубоко вдохнув, словно перед погружением на глубину, Маджит толкнул дверь и вошел в логово его давешнего кошмара.
- Добрый день. – Как-то слишком вяло промямлил он, зацепился носком туфли за порожек и рухнул на что-то мягкое и странно пахнущее. Запах был знакомый и незнакомый, он принюхался, вжимаясь носом в темную ткань. – Странно, - Выдохнул Маджит, не пытаясь подняться и выяснить, на чем это он лежит. – Но приятно. Что это интересно? – Он вновь уткнулся носом в приятно пахнущий костюм. – Ткань тоже приятная. Хороший выбор.
И правда его старикашка предпочитал дикие клетчатые пиджаки толи из шерсти, толи еще из чего колкого. И пах он лекарством, совсем уж жутким одеколоном и чем-то чем пахнут все в мире старики. Про себя Маджит называл этот запах запахом старости.

+1

3

Голова раскалывалась с обеда. Хотелось сбежать в тихое тёмное место и завалиться спать.
"Ладно, сам дурак виноват, - Айден потёр виски, в пол уха слушая, как грудастая тощая блондинка с огромным вырезом на груди жалуется на своего очередного парня. - Боги, что я вчера намешал?"
- Камила, а что вы говорите Брюсу, когда он отказывается покупать вам туфли?
"Виски, махито, снова виски, экс, - пытался вспомнить всю ту отраву, которой поил себя пол ночи. - Махито.. Точно, махито был лишним".
- Что вы будете чувствовать, если ваша любимая пара обуви пропадёт или испортится? Схоже ли это чувство с той пустотой, которую вы ощутили после гибели матери? Подумаете об этом, Камила, и поделитесь со мной своими выводами на следующем сеансе.
Проводив блондинку, Айден собрал в кейс свои записи, которые планировал просмотреть дома, повесил на руку пиджак и о правился в кабинет доктора Ама.
Старика внезапно скрутил инфаркт прямо на работе, а его пациентов решено было не отменять. Люди с параноидальными состояниями, депрессиями и прочими сдвигами психики очень остро переносили отмену сеансов. Хорошо, что на этот день у старика было запланировано всего три пациента, две хронические депрессии и один довольно интересный случай. Айден с ним сталкивался ещё во время учёбы и даже тогда мало кто мог разобрать, что творилось с подростком. Спектр отклонений был феноменальный, от депрессии до расщепления личность, правда не подтверждённого. Тогда ещё пареньку ставили острую шизофрению, но Айден до хрипоты спорил с профессором, что никакая психотравма не способна спровоцировать возникновение шизофрении у абсолютно психически здорового парня. Это же не грипп, в конце концов.
Что говорить, теперь было приятно листать его медкарту и отмечать про себя, что этот диагноз полностью сняли. Даже знака вопроса не оставили.
Сеансы с депрессивными женщинами прошёл до мучительного унылым и Айден уже почти с нетерпением ждал прихода интересного пациента.
Но пациент опаздывал. Взглянув на часы и решив, что ждать уже больше некуда, он повесил халат на вешалку, одел пиджак и уже собирался уходить, как из открывающейся двери, пробормотав что-то не членораздельное, на него со всей дури рухнуло тело. Айден отступил на шаг, но запнулся об ковёр и мужчины оказались на полу.
- Спасибо. Шерсть альпаки и кашемир. Видимо, вы и есть Маджит, - констатировал Айден. - Я доктор Аура, ваш новый психотерапевт, - рука плавно скользнула по спине Маджита к пояснице. - И.. слезьте с меня, будьте так любезны.
Айден легко поднялся отряхивая брюки и снимая пиджак.
- Прошу, проходите. Располагайтесь, - доктор Аура посторонился, пропуская пациента. Тот был на пол головы ниже его, чуть уже в плечах, одет неброско, но было видно что одежда качественная и дорогая. Не очередной прыщавый компьютерный дрыщ, а довольно неплохо сложенный красивый молодой человек.
Перед приходом пациента, первые двадцать минут он терпеливо ждал его, попутно листая личное дело. Затем доктор снял халат, достал пачку дорогих сигарилл и устроившись у открытого окна закурил. Это было не по правилам клиники и не очень этично по отношению к некурящими пациентам, но курить хотелось неимоверно. Тем более высокая вероятность, что пациент уже не придёт.
Теперь от него, скорее всего, несло табаком.
Аура надел белоснежный халат, взял со стола личное дело Форси, блокнот для заметок и сел в кресло напротив.
- Давайте знакомиться, - Айден мягко улыбнулся. - Доктор Айден Аура, временно заменяю вашего терапевта, - поймав вопросительный взгляд пациента, решил пояснить. - У доктора Ама проблемы с сердцем, но он в порядке. Кстати, можете звать меня Айден или доктор Аура, как вам будет удобно.
Айден мельком заглянул в медкарту.
- Я изучил все записи вашего лечащего врачв, - он протянул бумаги Маджиту. - Может хотите рассказать мне о себе что-то ещё? То, чего здесь нет.
Пациент медленно протянул руку, словно опасаясь что бумага его обожжёт. Айден опустил голову, косо наблюдая за реакцией. Маджит листал страницы как будто механически, даже не скрывая своего безразличия.
"Он уже видел свою карту? Быть не может, старик Ам в жизни бы не позволил пациенту рыться в своих бумагах. Тогда что? Ему всё равно на мнение окружающих, моё или ему всё равно, что с ним?"
Маджит начал говорить, без особого энтузиазма. Айден делал пометки в блокноте. Его взгляд скользнул на руки парня, чистые, ухоженные, с тонкими пальцами, которые сжимали подлокотник кресла до побелевшие костяшек. Или они всегда такие бледные?
- Вас смущает мой внешний вид? - уловив нить разговора решил уточнить Айден. - Я не могу снять халат. Есть границы, которые мы не в праве пересекать. Но если вам будет спокойнее, то я могу его расстегнуть.
Услышав ответ доктор улыбнулся.
- Любая спецодежда является ментальным барьером между людьми. Это как второе лицо человека, его более глубокая идентификация. Так же спецодежда влияет на эмоциональный фон людей не задействованных в схожей сфере. Как пример, мы чувствуем себя более защищёнными если видим рядом полицейского, или парамедика.
Айден поднялся расстёгивая халат и сел обратно.
- Так лучше? - чуть ослабил узел галстука. - Вы на последнем сеансе говорили о снах. Вам снятся кошмары? Что в них происходит?
Слушая, Аура тоскливо разглядывал кабинет доктора Ама. Выцветшие обои в цветочек, ляпистый старомодный ковёр на полу, мебель, в этой комнате всё было таким старым и безвкусным, как и его хозяин. Айден принимал в этом кабинете, только если заменял старого доктора. Для постоянных пациентов итак было большим потрясением смена терапевта, что уж говорить о реакции на смену кабинета.
"От одного вида ковра с ума сойти можно. Что же он его на стену-то не повесил?"
- Как вы себя чувствовали в этот момент?
У Ауры была исключительная способность внимательно слушать собеседника и паралельно думать о своём. Про себя он этим гордился, хотя не афишировал. Очень полезное качество на лекциях и в его профессии, но мало кому будет приятно узнать, что его слушают в пол уха.
- Предлагаю обсудить эту тему на следующем сеансе, - Айден поднялся с кресла. - К моему сожалению придётся прерваться раньше, чем положено, так как вы опоздали. На сорок минут.
Доктор потянулся к своему кейсу и достал от туда большую вафельную конфету в яркой упаковке.
- Держите, - он протянул сладость Маджиту. - Не стесняйтесь, берите. Это ваша награда за сегодняшний сеанс. Вы молодец.
Провожая Маджита к двери, Айден выставил руку вперёд перегораживая выход.
- Давайте договоримся, Маджит, - голос Ауры звучал мягко, без ноток укора. - На будущее. Если опаздываете или не можете прийти, то вы звоните и предупреждаете, - он протянул ему свою визитку. - Я прошу вас уважать если не меня, то хотя бы моё время. Мы договорились?

Отредактировано Aiden Aura (21 Ноя 2017 14:35)

0

4

- Видимо. – Вяло согласился он и, тяжело выдохнув, поднялся с доктора. – но вы же не…
«Да они шутят! Я так и знал, не стоит приходить. Черт, еще и эти препараты… - Как и всегда при приеме части прописанных препаратов, он становился вялым, мысли не путались как от других таблеток, но все делалось очень медленно. – Неужели старик устал ждать? Мог бы и позвонить, я бы не пришел».
Стараясь не рассматривать незнакомца, Маджит опустился в давно ставшее привычным кресло. Он не злился, злиться будет другой, когда действие препаратов ослабнет и прекратиться, он был возмущен, смущен, даже кажется растерян. Слова, которые произносил незнакомый доктор, тянулись медленно и звучали странно. Нет, он понимал их, но не хотел вникать в смысл фраз. Это как когда сидишь в кафе или такси, а там звучит радио, ты слышишь о чем говорят дикторы, но не больше. И если он мог и не слушать терапевта, то не смотреть на него не мог. Кабинет был на столько сер и настолько изучен за все годы, что он наблюдался у старика, что хотел он того или нет, а взгляд его цеплялся за Ауру.
- Будто я буду к нему обращаться. – Буркнул под нос Маджит, уловив общее направление беседы и усилием воли сосредотачиваясь на словах незнакомца. Он сам не мог определить, разочарован ли он, расстроен. Одно он знал точно, раз здесь нет старика, то он мог и не приходить. И эта мысль не давала ему покоя.
- Временно? – Оживился он, уже стараясь концентрироваться на каждом слове человека напротив. – Это хорошо. А на сколько временно? – Не то чтобы он горел желанием вновь лицезреть старика, но общаться с этим пропахшим чем-то типом, пусть и в классном костюме, который он с какой-то дури прикрыл белым халатом, он не желал.
Взгляд серых глаз скользнул по протянутой тетради. «А это к чему? Что он хочет? Он явно что-то задумал. Надо быть осторожным». – В конце концов решил Маджит, взяв в руки тетрадь. Равнодушно перелистывая страницы, он даже не читал, а просто смотрел на них. За долгие годы общения с так называемыми терапевтами он уяснил одно, просто так они ничего не делают. Вот и сейчас этот Аура сидит и смотрит на него, наверняка уже сделал какие-то выводы. Интересно какие? Маджит отложил тетрадь, вздохнул, говорить совсем не хотелось, хотелось спать. «Может заснуть прямо сейчас?»
- Да там все написано. Все равно вы не будете слушать то, что я говорю, вы все равно напишите то, как думаете. – Теперь, когда его руки были свободны, он чуть было не сжал их в замок перед собой, но вовремя спохватился и обхватил пальцами подлокотники, так меньше заметно его напряжение. – Разве что…живу теперь я самостоятельно, не знаю, писал ли ста… Ам о том, что я живу самостоятельно и содержу себя. Он вечно забывал, что я уже не школьник, словно застрял в определенном моменте. А так больше не о чем говорить. Меня ничего не беспокоит, ничего не болит и не чешется. Настроение хорошее, от таблеток временами клонит в сон, но это лучше чем не понимать что происходит и о чем ты думаешь. «Вот и что он хочет услышать? Что еще можно сказать?» - Думаю, может завести кота. Мы со ста… Амом договорились, что если цветок на подоконнике не умрет за три месяца, то можно думать о живности. Но он настаивал на хомячках и рыбках. Но зачем мне животное, которое и потрогать нельзя? А грызуны…ну не знаю, может они кому-то и нравятся. – Он внимательно посмотрел, вернее попытался сфокусировать взгляд на терапевте, чертовы лекарства, видно он все-таки переборщил с дозой. – А вы странно выглядите в халате. – Неуместная мысль слетела с губ. Так всегда происходило раньше, когда он и правда пил таблетки, экспериментируя с дозировкой и сочетанием. В то время он узнал много нового из курса химии. Часть таблеток тогда помнится хорошо разошлась по универу.
- Да хоть так. – Вяло качнул он головой, равнодушно наблюдая за доктором.
«Кошмары? Что я там наплести успел-то?» Быстрый взгляд на терапевта. Решать надо было быстро, а голова варила очень медленно.
- Я смутно помню. – Поморщился он, изображая усилия. - Сейчас сны смазанные словно написанные пастелью картины, попавшие под дождь. – Он вспомнил новую партию картин на продажу. Только вчера он развешивал их в галереи. Кажется, одна из них пришлась по вкусу постоянному клиенту. Хотя говорить о постоянных клиентах галереи, открывшейся полтора года назад, кажется было рано.
Маджит попытался вспомнить хоть один сон пусть и не кошмар, но не смог. «Придется выдумывать».
- Обычно я где-то хожу, незнакомые здания, незнакомые места и люди…Нет, людей нет.«Да, именно, а то начнет расспрашивать, запутывать. А у меня голова совсем чугунная».Последний раз я, кажется, куда-то шел, но не опаздывал. На самом деле я никогда не опаздываю. Наверное, поэтому и во снах не тороплюсь. Странно только почему мне не снятся знакомые места. Во сне я думаю, что знаю эти места, чуть ли не до дороги к дому, но если вспоминать утром образы сна, то…ничего знакомого. Я несколько раз зарисовывал увиденные улицы. Потом пытался найти хоть что-то похожее, нет, не нашел. – Очередной вопрос спас его от дальнейших рассуждений. – Не знаю. Странно просто. Я понимаю, если во сне видеть частично измененное место, стереть какие-то фрагменты, но абсолютно незнакомые места. Мой приятель предположил, что возможно в детстве я был там и запомнил. Но я родился здесь и никуда не уезжал. «Кто бы меня пустил. Но ничего, поднакоплю немного и поеду…в отпуск…Да».
Он ожидал услышать еще какие-то вопросы, но мужчина быстро завершил беседу, словно куда-то торопился и Маджит ему вообще как луна для крота. «В другой раз, так в другой». – Пожал он про себя плечами, а вслух произнес:
- Ладно. – При этом он старался выглядеть расстроенным и…очень расстроенным. С его заторможенностью подобная реакция вполне хорошо сочетается. Что-то такое он уже пытался провернуть со стариком. Да ладно, пытался, ему это блестяще удалось. Когда-то он пробовал читать книги по психологии, психодиагностики, но вовремя понял, что эти знания делают ему еще хуже, вернее не ему, а его встречам со старичком. Последний начинал сомневаться в диагнозе и заставлял его по сотни раз отвечать на идиотские вопросы, вести дневники и выбирать цвета. «Ах да, дневник». По старой договоренности он должен был принести сегодня дневник, но, естественно не сделал этого. «Вот и хорошо. Вернется старик на работу, к тому времени что-нибудь накатаю. Все-таки не так плохо, что сейчас его заменяет этот Аура». – Решил Маджит, поднимаясь со стула. На этом их общение должно было завершиться. Он еще не совсем решил, придет ли сюда еще раз, нет, к старичку он естественно придет, а вот к этому…Ауре, он еще не решил.
- Конфета? – В изумлении он посмотрел на терапевта. - Да я не… - Это наверное была первая заметная эмоция взбудоражившая его за весь сегодняшний день и заставившая очнуться, хоть и не надолго от медикаментозного равнодушия. Он смотрел на конфету, на терапевта и снова на конфету. – Это как-то… - Вновь забормотал Маджит, все-таки принимая подарок. «Я такие вообще-то не люблю». – Думал он, поглаживая большим пальцем гладкий фантик сладости.
– Спасибо и всего хорошего. – Наконец попрощался он с новым терапевтом, уже понимая, что больше никогда его не увидит. «Ни в этой жизни».
Молодой человек шагнул к выходу, где-то глубоко внутри у него зарождалась радость, ему не пришлось сидеть здесь положенное время. Старик уж точно заставил бы его отработать все до секунды. «Просто подарок какой-то». – Довольный он уж было покинул надоевший кабинет, как мужчина преградил ему путь. Замерев, Маджит отшатнулся. Странное отдаленное чувство эхом прокатилось по телу, вызвав через чур громкий удар сердца. Он открыл рот и закрыл, не в силах возразить и не желая объяснять очевидные вещи. «Тоже мне врач». Вот это было уже не честно и неправильно. У него была традиция, заведенный порядок, и не его вина, если этот мужик в шикарном костюме его не знает. Поджав губу, он выхватил визитку, заранее зная, куда ее засунет, поспешно ответил – конечно, и сбежал. Уже на первом этаже он заметил, что зажатая в пальцах конфета потеряла форму. Молодой человек так сильно ее сжимал, что шоколад расплавился, и сама конфета, кажется, переломилась. Он хотел выкинуть ее в мусорку у входа, подошел к ней, постоял молча, глядя на испорченное угощение, а потом аккуратно завернул ее в носовой платок и положил в карман. «Надеюсь, ты не растаешь еще больше. Вот кто дарит такие вещи больным людям?»
Он вышел на улицу, вдохнул прохладный воздух, выдохнул и выкинул все мысли о новом терапевте. Да и что о нем думать, когда скоро вернется старик, и он продолжит водить того за нос. Не то чтобы Маджит любил обманывать или имел к этому природную тягу, просто он не видел смысла во всех этих тестах и разговорах. Стоило начать принимать лекарства, он становился словно ребенок зависимым от родителей и никому ненужным. Конечно, без лекарств он тоже особо не пользовался популярностью, той популярностью, которой он бы желал пользоваться, но все-таки он оставался человеком, взрослым и самостоятельным. А разговоры по душам его давно уже раздражали. Старик делал какие-то свои выводы, пытался его подвести к этим же выводам. Но Маджит прекрасно знал, чего он хочет, что он может получить и чего он не желает. Так вот все что советовали ему врачи, вело только к тому, чего он не желал. То чего он желал всей душой с его медкартой он никогда не получит, а то что может получить, он может добиться без врачей и их глупой терапии.
//Некоторое время спустя
Первая неделя после встречи с новым терапевтом пролетела так быстро, что он и заметить не успел. Вторая была не менее насыщенной, Маджит готовился к очередной новой выставке, подписывал договоры с авторами, заключал предпродажные сделки с покупателями, оформлял пригласительные, зал и конечно же участвовал в дегустации фуршетных напитков и закусок. Тогда-то ему в голову пришла блестящая идея, завалиться к доктору. Как там его? Ауре. И поболтать с ним по душам. Но немного поразмыслив, Маджит решил, что подобные выходки с его стороны только усугубят ситуацию. Поэтому посмотрев на часы, показывавшие, что у него еще есть пятнадцать минут до начала сеанса, он салютнул им, представляя ухоженного, модно одетого мужчину перед собой, улыбнулся и пробормотал:
- Извините, не сегодня.
Пошла третья неделя, как он остался без терапевта. Но Маджит не унывал, у него и без врачей было много важных дел. Наконец в четверг состоялось открытие выставки. И он был нарасхват. Он практически единственный, кто знал всех авторов работ, всех основных покупателей и одного нотариуса, очень важного нотариуса, которому ни в коей мере нельзя было дать напиться. Поэтому лавируя по залу, расточая улыбки, кидая то тут то там комплименты как женщинам, так и мужчинам, он постоянно возвращался к лысеющему мужчине лет сорока в дорогом но безвкусном костюме. «Некоторые люди, становясь богаче теряют не только чувство меры, но и чувство вкуса». – Думал он, спаивая нотариусу очередную бутылку безалкогольного спиртного.
Тут он увидел в дверях долгожданную даму, женщине едва исполнилось тридцать, а она явно успела сделать ни одну операцию, от чего ее губы были похожи на две сосиски. Глядя на них, Маджит ловил себя на мысли, что очень хорошо понимает героя фильма «Пила». Он сам с удовольствием отрезал бы эти сардельки и выкинул. Право, без губ ей было бы только лучше. Он подошел к женщине, лучезарно улыбнулся и повел в глубь зала. «Она просто обязана выбрать ту безвкусицу, которую вручил мне папа. Если ей нравится то, что она видит в зеркало, то и подобное убо…сокровище ей тоже понравится». И правда женщина, увидев яркую мазню охнула, ахнула и сжала его руку так, словно собралась падать в обморок. Но в обморок она не упала, только позволила себе наглость пройтись ладонью по его ягодицам. Маджит вспыхнул, но промолчал, только вновь заулыбался, предлагая даме пообщаться с нотариусом дабы оформить сделку. Сам же он, как только смог, избавился от неприятного общества. «Мне нужно сделать перерыв». – твердил молодой мужчина про себя, лавируя в толпе гостей. Ему было неприятно и почему-то немного страшно. Неожиданные прикосновения женщины каждый раз вгоняли его в краску и вызывали страх. Почему, он не знал, а спрашивать у старика не решался. В детстве он уже сделал такую глупость, после чего его целыми днями помещали в комнату полную женщин. От одной только мысли о тех днях, парня кидало в холодный пот. Как бы Маджит не торопился спрятаться, дойти до спасительной двери в коридор он не успел, его перехватил на полпути один из постоянных покупателей. Тот, которого он рад был видеть всегда, тот, чье присутствие заставляло Маджита светиться словно лампочка.
- Поздравляю. Твоя выставка имеет огромный успех. – Мужчина похлопал его по плечу. – Я слышал, но только это секрет. – Он доверительно склонился к Маджиту и, приблизив губы к его уху, прошептал. – Один из самых известных критиков мира искусств, ты его конечно знаешь под псевдонимом Юпитер, дал самую высокую оценку этой выставке. Твоей выставке, Маджит. – Ладонь мужчины ненароком скользнула вниз, даже сквозь одежду он почувствовал жар исходящий от нее. Или ему показалось? А губы мужчины на миг, краткий миг коснулись мочки уха Маджита. Он замер, сердце в груди ухнуло, и мир вновь ожил, а мужчина отстранился.
- Но если что, я тебе ничего не говорил. – Отсалютовав фужером онемевшему Маджиту, мужчина растворился в толпе приглашенных. «И что это было?» - Он моргнул, покачал головой и пошел, особо не задумываясь куда, так куда-то пошел, чтобы не стоять столбом и не привлекать лишнего внимания. Кай, Кай ему нравился, если не сказать больше. Когда они впервые познакомились, высокий, широкоплечий мужчина в белом костюме показался героем гангстерского боевика. А его улыбка… Будь Маджит посмелее и поопытнее, даже не так, будь он опытным в интимных делах, уже давно соблазнил бы Кая, а так ему оставалось только наблюдать и одаривать того время от времени невинными знаками внимания.
Молодой человек огляделся, взглядом отыскивая Вердала, вздохнул, увидев как тот уже прижимает к себе стройную деваху на таких каблуках, что, кажется, их уже можно назвать ходулями, и отвернулся.
«Харе уже сопли жевать. Я говорил тебе, пошли в клуб, там толпа сексуально озабоченных парней.
А как же всякие там заболевания?
Ой, я тебя умоляю, а презики на что?
Но вдруг все получится как в прошлый раз?
Если ты дашь мне возможность порулить, то не получится.
Да, охотно верю и на следующий день мы окажемся за решеткой.
Да с чего бы это?
Я помню как ты кричал и рвался в тот раз отрезать пацану член.
Но он заслужил. Разве нет?
Но это я его обломил.
Чем это? Хотя не говори. И вообще никому больше не говори, что мы девственники. Вот честное слово. Ведь если бы ты молчал, мы бы уже раз двадцать потеряли эту хрень и жили бы в свое удовольствие.
Но я не специально…оно само.
Ага, само, во смотри…не только оно само, но и он сам».

Маджит посмотрел в сторону одной из центральных статуй и похолодел.
«Знакомый пиджачок, да?
Ага, шерсть альпаки и кашемир.
А я говорил тебе, не стоит сжигать эту чертову визитку.
Но тогда был бы соблазн позвонить.
Зачем? Он нам понравился?
Вот еще. Терпеть не могу, когда ко мне относятся как к ребенку.
Ну не знаю, когда мама приносит тебе пирожки, ты не жалуешься.
Это совсем другое дело. Это мама!
А это взрослый мужчина, очень даже ничего. В самом расцвете сил, еще и с конфетами.
Иди ты. Кай много лучше.
Да, но он дальше флирта не трогается.
А ты предлагаешь мне флирт с незнакомым терапевтом?
Может надо было сходить к нему? Вместе?
А может мы сбежим, пока он нас не заметил, вместе?
Это вряд ли.
Как это? Не сможем?
Сбежать сможем, а вот часть с «не заметил» это уже нереально. Кстати, где он?»

Пока Маджит вел внутренний диалог, Аура куда-то пропал. И сколько бы молодой человек не искал его в толпе, найти так и не смог.
«Может показалось?
Да, мы сожгли его визитку, и теперь он будет преследовать нас до самого конца.»

Решив, что все к добру, парень выскочил в незаметный коридор и направился в свой кабинет. Здесь он мог немного передохнуть, привести мысли в порядок и сбежать через черный ход, если вдруг в этом будет необходимость.

+1

5

Закрыв за пациентом дверь, Айден неторопливо скинул халат, сложил в кейс медкарту Форси и направился на парковку.
Сев за руль новенького Кадиллака Эскалейд Аура задумался о состоянии Форси и включил на смартфоне диктофон.
- Маджит Форси, первый сеанс. Довольно рассеян и заторможен, что несомненно вызвано приемом препаратов назначенных предыдущим доктором. Пометка: проверить рекомендуемую дозировку, - мужчина достал пачку сигарилл и закурил. - Рассеян, заторможен, но реакция на раздражители есть, как положительные, так и на негативные, - он глубоко затянулся, выпуская через нос густой белый дым. - Нет, всё же не могу с уверенностью сказать, было ли такое поведением следствием приёма препаратов или усталости. Скептически настроен к терапии... что не удивительно. Так, что ещё... А, сон вспомнил с трудом или выдумал, не суть. Суть в том, что он для него не имеет большого значения, фиксация отсутствует.
Отключив запись Айден откинул гудящую голову на спинку сидения.
- Он больше не придёт, - поведал он тлеющему окурку и щелчком выбросил его в окно.
Уже вторую неделю его предположение оправдывалось, когда спустя двадцать минут дверь кабинета всё так же оставалась закрытой и звонка об опоздании не последовало, Айден не долго думая нашёл в записях мобильный номер матери Маджита.
- Добрый день, мне нужна миссис Форси, - прижимая смартфон к уху, сказал Айден. - О, это вы, как чудесно. Я новый терапевт Маджита, доктор Айден Аура... К сожалению у доктора Ама серьёзные проблемы со здоровьем... Я звоню по поводу Маджита, хочу поинтересоваться, как он?.. Дело в том, что ваш сын, - подчеркнул Аура с особой интонацией, - уже вторую неделю пропускает терапию. Возможно он обратился к другому специалисту... Я понимаю, что это для него большой стресс, поэтому не спешу принимать более решительных мер, думаю, это может только навредить вашему сыну, но я не могу совсем игнорировать проблему. По правилам... Да, миссис Форси, я хочу поговорить с Маджитом в неформальной обстановке, там, где он будет чувствовать себя защищённым, - мужчина взял карандаш и начал записывать продиктованный на другом конце провода адрес. - Во сколько?.. Да, он говорил... Галерея?.. Это вам спасибо за помощь, миссис Форси... Договорились, Мемея. Маджиту очень повезло с такой замечательной мамой, вы самое настоящее чудо. И вам всего доброго, Мемея.
Повесив трубку Айден довольно улыбнулся.
В четверг он перенёс несколько приёмов, освободив вторую половину дня и теперь стоял в просторном зале, где проходило шумное открытие выставки. Гостей было много, что давало возможность незамеченным бродить от одной экспозиции к другой не вызывая подозрения. Хотелось немного осмотреться и понаблюдать, прежде чем начинать не лёгкий разговор. Маджита он заметил почти сразу, такого всего красивого, ухоженного, радостно улыбающегося и легко болтающего с гостями. Этот образ совсем не вязался с тем Маджитом, который предстал пред ним на их первой терапии.
Постояв у статуи изображающей голое непонятно что, Айден скрылся в толпе в поисках туалетной комнаты. Блуждая по пустым коридорам предназначенных для служебного пользования, мужчина наткнулся на дверь с табличкой 'Маджит Форси'.
"Надо же, как удачно."
Оглядевшись по сторонам он надавил на ручку. В кабинете было.. интересно. Айден снова глянул на табличку с именем на двери, хмыкнул и вошёл в комнату, прикрыв за собой дверь. Складывалось стойкой ощущение, что он попал в кабинет к другому человеку. Чистота и минимализм царившие в помещении совершенно не вязались с психологическим типажом Маджита.
"Ну конечно, он же принимает здесь клиентов. Парень не глупый и сделал всё возможное, чтобы создать себе имидж делового человека."
Решив, что для себя ничего интересного здесь не найдет и собравшись уже уходить, Айден услышал в коридоре шаги и, чертыхнувшись, встал за дверью так, что если сюда заглянет случайный посетитель, то не заметит незваного гостя.
Дверь открылась и в кабинет вошёл сам Маджит, замерев в нескольких шагах от Ауры.
- Прекрасная выставка, - Айден остался стоять возле двери, облокотившись спиной о стену. - Видно, что вы много сил на неё потратили, - он сложил руки на груди. - Но это не повод пропускать наши сеансы.
Аура пристально рассматривал его. По их последней встрече он запомнил Маджита одурманенного седативными препаратами, теперь ярко бросалось в глаза насколько у молодого мужчины ясный, не затуманенный взгляд, а движения свободные и уверенные.
- Вы перестали принимать лекарства, - Айден приблизился к нему и поднял было руку, чтобы ухватить его за подбородок и внимательнее рассмотреть глаза и внутреннюю сторону век, но передумал. - Я не буду ходить вокруг да около. Вы придёте ко мне на приём. Вовремя.
Маджит был настроен решительно и сдаваться судя по всему не планировал.
- Вы не в том положении, мой хороший. - тихо проговорил он, отстраняя Маджита к письменному столу до тех пор, пока тот не упёрся о край бёдрами. - На вас висят как минимум пять диагнозов, которые каждый по отдельности является поводом к принудительной госпитализации. И поверьте, у меня хватит полномочий вам это устроить. Вас привяжут к кровати, накачают транквилизаторами и вы превратитесь в счастливого, пускающего слюни послушного пациента. - Айден склонил голову чуть на бок. - Оно вам надо? - улыбнулся, - Вот и отлично. Я рад, что мы друг друга поняли.
Достав из портмоне свою визитку, он просунул её в нагрудный карман рубашки Маджита и пару раз не сильно хлопнул.
- Не затягивайте с этим, - мужчина развернулся и вышел из кабинета.
Выйдя на улицу Айден закурил, сразу же делая глубокие затяжки ароматного дыма. Разговор прошёл лучше чем он ожидал, хоть и пришлось прибегнуть к угрозам. Не совсем этично, но, как показывал опыт, намного практичнее, чем долгие уговоры. Хотя на доверительном общении можно поставить крест, по крайней мере на некоторое время. Он специально решил не загонять Маджита в тупик временных рамок. Сеансы их должны были проходить по средам и Айден был готов ждать максимум неделю, прежде чем выполнять свои угрозы. Чего делать очень не хотелось.

0

6

Он толкнул дверь, проходя в кабинет. Говорят, есть люди, которых хлебом не корми, дай поблестать в обществе, пообщаться, а есть те, кому лучше в тишине и покое одиночества. Маджит никак не мог решить к какому типу он относится. Стоило ему оказаться на людях, в выставочном павильоне, как его несло желание показать себя, он заводил новые знакомства, увлекал, завлекал, без умолку болтал. Конечно это не относилось к его личной жизни, в этой сфере он еще не мог чувствовать себя так же легко, как на работе, но молодой мужчина рассчитывал исправить это если не в ближайшее время, то к годам 25-ти точно. А как только Форси младший оставался один, ему казалось, что именно так будет лучше. Тишина покоя, возможность ни от кого не зависеть, делать то, что хочется. Да, делать то, что хочется он научился совсем недавно. Сколько времени Маджиту понадобилось, чтобы убедить родителей позволить жить ему самостоятельно. Телефон в кармане завибрировал. «В который раз за вечер». – Отметил про себя мужчина и хотел посмотреть, кто же этот надоедливый абонент, как его остановили слова, и слова эти не принадлежали ни ему самому ни его внутреннему собеседнику. ОН-то молчал. Замерев, Маджит шагнул в сторону и резко повернулся.
- Да не может быть. – Вырвалось у него помимо воли. – Это все-таки вы.
Удивление было настолько велико, что на какую-то долю секунды затмил ужас. А ведь он мог бы и обознаться.
«Говорил я, зря сожгли визитку. Теперь он к нам зачастит.
Вдох-выдох, вдох-выдох».
– Он не мог сорваться, не имел права показывать страх. Даже если Маджит достаточно неплохо справлялся, уже давно спал с выключенным светом, просыпался не в поту и уж тем более не в моче. Подобные сюрпризы заставляли его сердце выпрыгивать из груди, а глотку судорожно сжиматься, вызывая спазм. На этот раз он на удивление быстро пришел в себя, выдавая себя минутным замешательством, которое впрочем можно было бы принять за шок от удивления, и побелевшим лицом, но в полумраке комнаты Аура навряд ли что-то смог заметить.
- А да, спасибо. – Нервно улыбнувшись, ответил он на похвалу. - Но вы же пришли сюда не из-за картин. Да… – Последнее обстоятельство странным образом не разочаровывало, но заставляло опасаться мужчину. И не зря, упоминание о игнорируемых встречах все поставило на свои места. «И все это только, чтобы мы ходили на сеансы?
Да он сам болен».

- От куда вы…? Ах да, телефоны попечителей. – Практически шепотом озвучил он свою догадку и содрогнулся. Вот кто названивал ему пол вечера. Это значило, что родители все знают, что в свою очередь влечет последствия более ужасные, нежели мог представить доктор Аура.
Запах, все тот же странный запах ударил в ноздри. «Слишком близко». – Автоматически резюмировал ОН, но Маджит стоял как вкопанный, страх и ярость словно дикие звери вонзили друг в друга клыки и рвали, пытаясь одолеть друг друга. Молодой человек сжал челюсть, не отводя взгляда от глаз Айдена.
- Они мешают жить. – Дерзко, слишком дерзко и не осторожно ответил он. Обычно подобного мужчина себе не позволял. Маджит сглотнул и отвел взгляд в сторону, понимая, что возможно еще пожалеет в будущем о сказанном, ведь не известно, какой препарат ему выпишут в следующий раз. – Я не хочу, мне это не нужно. – Буркнул он, уже менее дерзко. «Не честно, не честно и… Да какое он имел право? Еще и родителей вмешал во все это. А если, если они вновь начнут говорить о переезде?» - Ужасная мысль поразила его больше чем появление терапевта на выставке. – Вы, вы все разрушили. – Пальцы сами сжались в кулаки. Ему так хотелось ударить, ударить этого наглого бесцеремонного типа, считающего, что раз у него есть диплом врача, то ему можно все, все включая право сломать чужую жизнь. Серые глаза вновь пылали яростью. Нет, на этот раз он не отведет взгляд. - Вы…вы были на выставке, вы видели, я могу жить нормально. Общаться с людьми, вести обычный образ жизни…Как вы и как любой из галереи. И даже лучше чем половина художников, вот уж кому помогли бы все эти глупые беседы по средам. – Он выскажет, наконец выскажет хоть одному из этих заумных хрычей, что думает о них и о их лечении. – Ваши так называемые – уху, ага, а что вы об этом думаете, что чувствуете – все это не помогает. Как вы не можете понять, повторение ничем не поможет. – Практически рычал Маджит, не позволяя себе кричать. Крик слишком похож на зарождающуюся истерику, только нового диагноза ему не достает. - Ваши раскопки в моей черепушке ничем не помогут, мне уж точно. Хотя… - Он постарался выразить взглядом презрение. – Не знаю, может доктор Ам уже состряпал очередную докторскую на тему моих…так называемых отклонений. И не говорите мне, что я на пол пути к выздоровлению. Да я здоровее большинства людей, населяющих этот мир. «И то правда, видел бы Ам и Аура те бредовые картины, которые мне иной раз приносят плодовитые, к сожалению, очень плодовитые художники, побежали бы за ними как голодная собака за костью». Он хотел сказать еще что-то, но врач перехватил инициативу. Маджит дрогнул, он не знал этого взгляда, но видел, что все его слова нисколько не повлияли на Ауру, кажется он даже не злился, хотя следовало бы. «Был бы это старикашка». Да, Ама молодой Форси за столько лет выучил даже лучше чем тот его, и знал, что тот сказал бы. Но этот тип. «Да он вообще меня слышал?»
- Но… - Ему пришлось отступать. И если мгновение назад он словами пробивал себе дорогу к выходу, то сейчас Айден одной фразой, одним видом давил его так, что стоять на месте казалось опасным. Один шаг, второй, а потом и третий. Молодой человек остановился только тогда, когда некуда было убегать. Край столешницы вонзился в плоть, а Аура словно гора возвышался над ним и давил. Что-то в нем или его взгляде или голосе было таким…большим, таким тяжелым, что заставляло дрожать. – Вы не… - Слова тонули в горле, не успевая вылетать, чертов доктор словно читал его мысли, говоря тихо и вкрадчиво. Тихо и вкрадчиво он говорил жестокие, опасные вещи.
Глаза Маджита сузились, он поджал губу, готовый дать отпор, но коротко описанная перспектива стать счастливым овощем, заставила молодого мужчину замолчать. Нет, он не доставит терапевту такого удовольствия. ОН на миг выглянул из укрытия, прожигая взглядом противника и, едва разжимая упрямо сжатые губы, процедил:
– Нет, и вы это знаете.
Дыхание со свистом вырывалось из груди. Поражение, провал. Он вновь в руках идиотов докторов. Ему казалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди или…На короткий миг Маджиту показалось, что ОН протянет руки и сожмет пальцы на шее врача, сделав его провал сокрушительным. Слава богу, миг прошел, а ОН только прожигал взглядом наглого гостя.
Наконец мужчина ушел. Маджит в миг осев, опустился на пол. Спиной прижавшись к столу, он запрокинул голову и закрыл глаза. Его трясло, трясло так, что зуб на зуб не попадал. В попытке прекратить трясучку, молодой человек сжал себя руками, но это мало помогло.
«Пойман как мальчишка. Не честно». Хотелось выть, кричать, разгромить кабинет, но все это было бессмысленно. Видимо бессмысленно было и его противостояние. С ним играли?
Снова завибрировал телефон. Отвечать на звонок не хотелось, но на табло значилось «Мама», значит он не сможет отвертеться от разговора.
- Мама, привет. Да…Нет, я… - Он решил воспользоваться недавним уроком, который ему преподал доктор. Уж если тот решил испортить ему жизнь, с последствиями его губительных действий Маджит будет бороться его же способами. – Мам, я так завертелся с этой выставкой, извини, что не звонил. То один художник чуть было не отказался от участия, то второй практически продал картину за каких-то жалких пять сотен, когда я сговорился отдать ее за кругленькую сумму. Ты не представляешь кто сегодня был у меня…Ах да, ты же не знаешь. Я наверное не говорил тебе. Или говорил? Доктор Ам заболел и теперь меня курирует тип…как же его зовут? Аура, точно. А ты его знаешь? Ну не знаю, мне он не понравился, он грубый. Ну мам…Да, я просто забыл. Был бы это стари…доктор Ам, я бы позвонил ему. Да, я не люблю звонить, но позвонил бы. У меня реально было очень много работы. Да. Но мы поговорили с новым терапевтом. Да, я попросил прощения и мы договорились о встрече. Да, как обычно. Хорошо, напомни. – Со вздохом согласился Маджит, который к концу разговора чувствовал себя совсем не взрослым и самостоятельным, а маленьким нашкодившим мальчишкой. «Вот уж дудки, не буду я извиняться. Только после того, как он извинится». - Мрачно решил он, поднимаясь с пола.
Неделя пролетела быстрее, чем ему того хотелось. Утром раздался телефонный звонок. «Мама». – Обреченно подумал Маджит, отвечая. Конечно он помнил и о терапии и о Ауре. «Забудешь тут как же». – Хмыкнул он про себя, нажимая отбой и отправляясь в душ.
Таблетки он решил не принимать. Смысла в них больше не было. Сонный, с заплетающимся языком он конечно мало нужен Ауре, который скорее всего отправит его домой приходить в себя, но мужчина обязательно поймет, что это акция протеста. И в отличии от Ама может и реализовать свои угрозы. «Что же делать, чтобы он не посмел отправить меня туда? - Маджит посмотрел в зеркало, криво улыбнулся себе, вздохнул, выдавил пасту и принялся тщательно чистить зубы. – Он совсем не похож на старика. И я его совсем не знаю. Не честно передавая пациентов врачу, давать тому дела этих пациентов, а последним не дать ознакомиться с делом врача». На сколько было бы проще, знай Маджит слабые стороны Айдена. Много проще. Но чего нет, того нет, а делать что-то надо, надо как-то решать проблему.
Сполоснув зубы, он встал под душ. Слабые струи прохладной воды успокаивали, но не бодрили, совсем не бодрили. От одной мысли о приближающейся встречи, он становился на удивление сонным. Рука скользнула по животу, вдоль бедра, он накрыл пах ладонью и только тут понял, что за сонное настроение накрыло его под душем. «Давненько мы этим не занимались». Пальцы привычно обхватили плоть, медленно скользнули к основанию и в противоположную сторону, несколько подобных движений и он уже упирается спиной в кафельную стену. Тяжелое дыхание слетает с его губ, вода стекает по обнаженному телу, а он ошарашено смотрит перед собой. «Что это было?» Странное ведение, от которого подкосились ноги и сперма струей выплеснулась наружу, исчезло, но осталось в памяти яркой вспышкой. «Да быть такого не может». Он быстро смылся, насухо вытерся и, покинув ванну, оделся. Странное видение не выходило из головы, странное и опасное. Мотнув головой, он посмотрел в сторону аптечки.
«Может все-таки принять? Я и правда сегодня не в том настроении.
Тогда уснуть придется тебе.
– Неожиданно ворвался в сознание второй голос.
Но…ты же не любишь подобные разговоры. Нам еще смирительной рубашки не хватает в гардеробе.
Ты слышал меня. Мы пойдем вместе или я один».

Маджит вздохнул и посмотрел на часы. Ему совсем не хотелось идти туда, а вовремя тащиться к доктору не было ни малейшего желания.
«Может позвоним и отменим встречу?
А заодно соберем чемоданы и этот чертов цветок.
Зачем?
Думаешь мама оставит нас в покое?
Мда».

Перспектива вновь жить с родителями пугала чуть ли не так же сильно как и перспектива стать овощем, счастливым конечно, но овощем.
А время шло. Удивительно как быстро несется время, когда тебя ждет неприятное событие. К тому моменту как он должен был выйти, Маджит весь извелся, три раза переоделся. Он то натягивал рубашку с широкими в викторианском стиле рукавами и классические брюки, то надевал борцовку и штаны цвета хаки в стиле милитари. Все ему казалось глупым или слишком вычурным. В конце концов молодой человек остановился на более нейтральном стиле. Черная под подбородок водолазка, обтягивающая стройное тело, простые джинсы с накладными карманами и легкий свитер грубой вязки, завершавший образ. Посмотрев на время, он сглотнул. Он должен был выйти пол часа назад, а теперь обязательно опоздает. Маджит выскочил за дверь, по дороге вытаскивая телефон, но так им и не воспользовался. «Успею». - Пообещал он себе, выбегая из подъезда.
Ему повезло, стоило поднять руку, как к нему подъехало такси, на дороге не было пробок, и без пяти три он уже стоял у входа в больницу.
«Шестой этаж…»
Здесь ему не повезло, все лифты были заняты. Затравлено озираясь, он припустил к лестнице и, выжимая из себя всю скорость на которую был способен, побежал вверх по ступеням.
К тому времени как он оказался на нужном этаже, он полностью промок. Свитер пропитался потом, от чего неприятно щипало кожу. Но времени стаскивать его с себя не было. Маджит дернул дверь и вошел в кабинет.
- Я немного припоздал, но… - Молодой человек осекся. «И чего это я так распереживался? Мы же говорили о том, что я должен прийти…и что будет если я не приду. А я пришел и практически не опоздал…несколько минут не считается».
Он без предложения опустился в кресло и уставился на доктора:
- Я пришел. Чем займемся? – Дыхание едва-едва пришло в норму, а вот под свитером он чувствовал себя очень неприятно. – Если вы не против, я сниму свитер. Не рассчитал, мне показалось, что на улице уже прохладно, а там парит словно летом. – Он стянул с себя свитер, небрежно сложил и положил на колени. Плечи тут же обдало холодом, по телу пробежали мурашки, но он не подал вида и даже не повел плечами как обычно, чтобы избавиться от ощущений. – Итак, о чем вы хотели поговорить? – Поинтересовался он, копируя интонацию всех тех врачей, с которыми ему приходилось иметь дело. – Мы обязательно со всем разберемся. – Взгляд Маджита был скорее бесстрастным, нежели выражал его эмоции. ОН сознательно вышел вперед, желая продемонстрировать новому противнику, что они знают, с кем имеют дело, что они как семечки щелкают вот таких горе врачей и что они тоже могут изображать этих самых врачей, думающих, что могут чем-то им помочь.

0

7

Он так не нервничал ещё со времён выпуска. Да приди к нему на приём сам Ганнибал Лектер он бы так не нервничал. Потратив почти неделю на изучение дела Форси, до Айдена наконец-то дошло, что возможно тогда в галерее он перегнул палку. Но он не мог без довольной улыбки вспоминать, с какой яростью и жизнью светились глаза его пациента. И пусть по всем установленным протоколам лечения людям с психическими расстройствами рекомендовалось избегать ярких эмоций как положительных так и отрицательных, с этой целью назначались седативные препараты. Но наблюдая за ним на торжественном мероприятии, Аура отметил, насколько комфортно себя чувствовал себя этот парень, который в его кабинете мямлил и зеркалил разговор. В светском обществе Маджит был как рыба в воде, уверенный, весёлый, раскованный, немного тушующийся перед очевидными попытками подката к нему, но в целом вёл себя вполне адекватно.
Смартфон тихо завибрировал, отвлекая мужчину от раздумий.
- Да, - ответил он. - Привет, Акайо. Ты поболтать или с корыстными намерениями? - мужчина рассмеялся, - Сдурел? Ещё только вторник! Прости, малыш, сегодня по клубам без меня. После этого твоего "мы только на часик, потанцуем" я потом с утра мозги не соберу, а у меня завтра, между прочим, сложный пациент, - Айден одной рукой нашарил пачку сигарилл и закурил. - Никакой он не шизик... К черту этот клуб, Акайо, тащи лучше ко мне свою попку. - Аура выпустил тонкую струйку дыма и откинул голову на спинку дивана. - Я накормлю тебя вкусным ужином за бокалом вина, потом толкну грудью прямо на обеденный стол, - голос его стал тихим и глубоким, - задеру твою футболку выше талии, а брюки с бельём спущу к самым щиколоткам, - пепел осыпался на досье и мужчина чертыхнувшись начал его отряхивать, - затем проведу языком вдоль позвоночника к самой ложбинке, сожму рукою твой член и направлю его себе в рот, насаживаясь горлом по самые яй... - из трубки раздался шум, а Айден громко рассмеялся. - Хорошо, жду через пол часа.
Акайо являлся двадцатилетним студентом балетной академии и разбалованным ребёнком состоятельных родителей, который предпочитал проводить вечера в ночных клубах, танцуя, заливаясь алкоголем и лёгкими наркотиками.
Уже поздно ночью, после лёгкого ужина и жаркого секса они устроились на пушистом ковре. Акайо развалившись на животе лениво тыкал в свой планшет, запуская птичек в свиней, в то время как Айден сидя по турецки курил и уже в сотый раз просматривал документы Ама, ища записи по психическому переосвидетельствованию Форси.
- Д-э-э-н, - Акайо стукнул пяткой по колену мужчины. - Ну Дэ-э-э-э-н, мне ску-у-учно.
- Я просил так меня не называть, - Айден с размаху шлёпнул парня медкартой по голой заднице. - Иди спать, я не нанимался тебя развлекать.
Вспыхнув, парень надул губы, гневно зыркнул на Ауру и буркнул:
- Козёл.
Мужчина строго посмотрел на него.
- Иди в постель, Акайо. Через десять минут я подойду.
Парень вскочил и наклонился к Айдену, уткнувшись носом в бумаги.
- Это и есть твой шизик? Симпатичный. Я б ему дал. - и с визгом побежал в сторону спальни не успев увернуться от летящего в него тапка.
Аура собрал все бумаги и сложил их в кейс. На одной из папок он увидел круглый отпечаток от бокала с вином и поморщился. Он подготовил целую вступительную речь, но его заполняло столько сомнений и вопросов, что он уже почти пожалел что согласился на этого пациента, да ещё и бегал за ним, как опороченная девица за женихом.
- Готовь смазку и ремень, мелкий ты засранец, - прорычал Айден направляясь в спальню. - За испорченные документы я твоей заднице сейчас Везувий устрою.

//Некоторое время спустя

Придя на работу его ждали плохие новости. Пришлось решать множество мелких, внезапно свалившихся на него административных вопросов и отвечать на десятки телефонных звонков, фактически разрываясь между своим кабинетом и кабинетом доктора Ама. Но без двадцати минут три он уже окончательно осел в кабинете старого доктора, в который предусмотрительно принёс чай, кофе и собственную кружку.
- И вам доброго дня, Маджит. Конечно, располагайтесь, как вам будет удобно, - Айден поочередно отправлял в картонную коробку вещи со стола. - О! - взгляд на часы, - всего на три минуты, я вами почти горжусь.
Аура взял в руки рамку с фотографией девочки лет пяти, которую обнимала миловидная женщина с длинными вьющимися волосами. Он показал фото Маджиту.
- Это младшая дочь Ама и его третья внучка, - он положил рамку с фото в коробку. - Ам был... моим учителем... в каком-то смысле. Мы проработали вместе шесть лет, а я так и не спросил, почему у него на рабочем столе стоит фото только младшей дочери и третьей внучки... Всё думал, потом, потом... Ведь это странно, вы не находите?
Айден оглянулся на Маджита. Взгляд его пациента был ясным, настороженным, губы упрямо поджаты, но челюсть уже расслаблялась, видимо, парень начинал понимать, к чему об этом вдруг заговорил его врач.
- Вчера днём, - хрипло проговорил он. - Тромб в сердце.
Повисло молчание, только тихое шуршание бумаг и тиканье старых настенных часов. Когда стол полностью опустел и на нём осталась стоять лишь большая картонная коробка, Аура подошел к стойке с посудой, включил чайник и обернулся к Форси. Мужчина с удивлением почти сразу признался себе, что ему нравится внешний вид этого парня. Чёрная облегающая водолазка выгодно обрисовывала рельефный не перекачанный торс Маджита и длинную шею, а свободные джинсы с низкой посадкой подчеркивали стройные ноги.
"А чем это пахнет? - Айден повёл носом. - Будто листвой, травами и немного солнцем. Надо потом спросить, что за одеколон."
Он открыл было рот, чтобы начать произносить заготовленную с вечера речь о полезности терапии и необходимости контроля, но молчал. В момент своего тихого праведного гнева Маджит был настолько привлекателен, что это не могло не бросаться в глаза. Это было настолько эстетически красиво и... нормально.
Аура сглотнул.
- Не прожигайте меня своим взглядом так явно, - заговорил Айден. - Вы совершенно ребячески тратили моё время на протяжении трёх недель (хотя признайте, я просил этого не делать), я же в свою очередь наябедничал вашей маме, - мужчина сделал шаг навстречу и протянул Маджиту руку. - Мы квиты. Предлагаю признать ничью и зарыть топор войны.
Вернувшись к чайнику Айден выдохнул.
- У меня есть несколько теорий. Одна из них заключается в том, что вы менее безумны, чем вас привыкли считать, чем вы пытаетесь казаться и чем вас выставляет наше здравоохранение... - когда температура в чайнике поднялась до восьмидесяти градусов доктор разлил воду по чашкам. - Ваше собственное мнение по поводу оценки вашего состояния конечно радует, но постарайтесь в следующий раз не говорить своему психотерапевту, что вы не сумасшедший. Со стороны это выглядит совершенно безумно.
Айден помешал чай и поставил на столик возле Маджита.
- Я считаю, что вы здоровы. Хотите вы того или нет. В момент трагедии вы пережили сильнейшее нервное потрясение и ваш неокрепший разум дал сбой, но я уверен, что этот сбой был временным. Вы сложная творческая натура, Маджит, не в меру эмоциональная, но достаточно умная, чтобы вовремя справляться со своими эмоциями.
Аура сел в кресло напротив Маджита и положил на колени блокнот для заметок.
- К сожалению одного моего мнения не достаточно, навешенные на вас за всё то время диагнозы исключить будет не просто. - выслушав, Айден продолжил, - Во первых я собираюсь перевести вас на исследовательскую программу, которую финансирует наш институт... это значит, что для вас сеансы станут бесплатными. Как понимаете, это необходимо ещё и потому, чтобы в дальнейшем не последовало обвинений, что за ваши деньги я фальсифицировал результаты исследований в вашу пользу. Только представьте, если терапия пройдёт успешно, а положительный результат подтвердит консилиум, то с вас сниму все компрометирующие диагнозы. Никакой больше психотерапии по средам и косых взглядов родственников и знакомых. Конечно, процесс это будет не быстрым, но это возможно. Что скажете? - Аура поднял открытую ладонь. - В случае вашего несогласия я порекомендую вам нескольких достойных специалистов... Думаю их квалификация вас удовлетворит.

Отредактировано Aiden Aura (2 Дек 2017 22:34)

0

8

Он едва сдержался чтобы не скривиться. «Что за тон? Опять он меня с ребенком спутал». Взгляд Маджита потяжелел.
«То конфетами одаривает, то родителям жалуется, а теперь еще это, оу, всего на три минуты опоздал. Какой я молодец. Так и хочется сказать, конечно, дядюшка и запрыгнуть на колени.
Вот тогда он нас точно в больницу определит.
Да, согласен.
– Хмурым взглядом Маджит вперился в Ауру. - А чего-то он сегодня какой-то не такой».
Почему новый терапевт не походил на себя прежнего стало ясно как только тот показал фото. Он видел его и не раз и знал, что с младшей дочерью доктор Ам давно не контачил, он по глупости, а может из-за ума, не даром говорят, горе от ума, давным-давно поссорился с ней. Маджит не знал из-за чего, ушла девушка сама или профессор ее выгнал, но то, что старик очень жалел о случившемся, догадывался.
- Они не виделись много лет. – Практически миролюбиво ответил он. – не знаю, просил ли он прощения. Вы терапевты странные существа, сами советуете одно, а делаете, в своей жизни делаете все… - Хотелось сказать через жопу, но он сдержался. – по другому. Вот и как тут после этого вам верить и к вам прислушиваться?
Да, смерть доктора, которого он знал с малолетства была неприятной новостью, но мало взволновала Маджита. Не так уж они были и близки. Этот человек так и не смог понять ни мальчишку, каким он был тогда, ни молодого человека, каким он стал. Но он не рискнул так явно продемонстрировать равнодушие, мало ли какие выводы сделает Аура. Поэтому он печально вздохнул и чуть ссутулился на пару минут, решив, что этого вполне достаточно.
«А этот терапевт, словно клещ, вцепился в нас, так что надо быть осторожным. Кто знает, что еще он выкинет».
Молодой человек насупился, услышав слова, нелестные слова в свой адрес, но только он хотел сказать про звонок его матери, что то был нечестный и совсем невзрослый поступок, как Айден признался в своей ошибке. «Он ведет себя неправильно. – Возмутился про себя Маджит. – У меня был вполне определенный план как себя вести, а он. Он мне не нравится!» Протянутая рука зависла в воздухе. Надо было ее пожать, если он соглашался на перемирие или не трогать. Но прикасаться к пальцам доктора не хотелось. Он вообще не хотел иметь с ним ничего общего, и лечиться у него тоже не хотел. Но вдруг это уловка, вдруг он снова начнет давить на него перспективой посетить психушку, стоит Маджиту отказаться от перемирия? Напряженно выдохнув, он пожал протянутую руку.
- Но если вы собираетесь и дальше шантажировать меня, то придумайте что-то новенькое. – Буркнул он, стараясь показать, что он не сдался и что с ним доктору Ауре придется попотеть или хотя бы принять его всерьез.
Мужчина перемещался по кабинету, а Маджит молча следил за ним. Злость и раздражение улеглись, слишком быстро улеглись и это настораживало. Обычно ему удавалось на волне выдержать пол часа, час, а тут Ауре понадобилось минут десять, чтобы посеять в нем семена, вот только семена чего он еще не понял. И это было опасно. Он привык знать, что показывает людям, и выбирать такие реакции, которые соответствуют его диагнозам, дабы не получить в свою толстую медкарту новый. А сейчас, сейчас он ступал по тонкому льду.
- Вы странно рассуждаете. Вы всего-то прочитали дело и уже сделали такие выводы. – Маджит облизнул пересохшие губы. Неожиданная завуалированная похвала доставила удовольствие. Это вам не конфета и не поздравление с трехминутным опозданием. Но может это обман? Он привык, что ему указывали на его несоответствие, на ошибки и неправильность в поведении и мышлении, а вот хвалили. Кажется даже преподаватели, которые знали о его проблемах, очень удивлялись, когда он с блеском сдавал экзамены по их предметам. Да что они знали, это преподы? Он всю жизнь мечтал о науке, вместо комиксов и порно журналов он читал журнал «Наука» и штудировал учебники по микробиологии, генетике. Уж справиться с правилами фокусировки внимания, с историей искусств он мог, даже не вникая в учебник.
- Да с вами же невозможно иметь дело. – Буркнул он, все еще не зная стоит ли предложение Айдена принимать за чистую монету. – Если я начну говорить иначе и другие вещи, вы навешаете на меня новый диагноз. – Он не стал рассказывать, почему и как заработал пару последних не очень приятных диагнозов.
Парень посмотрел на кружку. Горячий чай. Он любил греть руки о кружку, но сейчас казалось подобное будет не уместно. Он перевел взгляд на терапевта. Уверенный в себе, открыто смотрит на него, не похоже, что он врет. Но все же. Он никогда не отличался особым пониманием других людей. Сосредоточенный больше на своих проблемах, Маджит все свое время посвящал изучению своих драконов и способов борьбы с ними да терапевтами.
- Я не знаю. – Он откинулся в кресле, отведя взгляд. – Мне… - Он чуть было не скал лишнего, чуть было не открылся. Захлопнув рот, Маджит посмотрел на часы. У них еще пол часа от назначенного времени. Метнув быстрый взгляд на Ауру, он скрестил руки на груди. – Мне нужно время подумать. И у меня есть условия, в любом случае условия, которые вы будете соблюдать, если хотите взяться за мое дело. – Да, вот так, он включит делового Маджита, он возьмет за основу правила ведения переговоров. Ведя дела, он всегда исходил из того, что все люди лгут, но по сути они правдивы. Маджит поднял кружку, сделал небольшой глоток, еще один, выдохнул, но уже не тяжело и не облегченно, а так, как выдыхает человек, наслаждающийся напитком, вернул кружку на место, вновь устроился в кресле, принимая расслабленную позу.
- Вы говорите, что я не болен и вы хотите это доказать всему миру, вместо того, чтобы построить свою карьеру на моих диагнозах и моей неизлечимости. Не знаю зачем вам это надо. Но вы говорите о партнерских отношениях. Вы спрашиваете у меня. И я вам отвечу. Да, я хочу избавиться и от сред и от надоедливых вопросов о моей жизни и даже мыслях. Но вы понимаете, что вы этим не решите все мои проблемы, которые возникли из-за диагноза. С большинством из них мне придется жить дальше и бороться самостоятельно. Поэтому я считаю, что имею право выдвинуть свои условия.
Он провел пальцами по волосам, убирая челку с глаз:
- Первое, минимум препаратов. Да, я согласен, возможно какое-то медикаментозное вмешательство, хотя зачем оно здоровому человеку. Но при этом оно не должно мешать моей жизни, все эти сонные пилюли, пилюли с сотней последствий даже не предлагайте. И не вздумайте меня обманывать. Я может и искусствовед, но с химией знаком неплохо. Второе, мы общаемся с вами. Я взрослый человек и, если что-то у нас с вами пошло не так, вы обращаетесь ко мне. Я не желаю, чтобы мои родители в этом участвовали. Нет, если мама позвонит, а она позвонит, будьте уверены, вы можете говорить ей свое мнение о лечении, но не стоит злоупотреблять своими возможностями и пытаться обойти меня с тылов. Третье, - Он запнулся. А что третье? – Хм, вы застали меня врасплох. – Наконец признался Маджит, впервые за свою речь посмотрев в глаза Ауры. - Третье я придумаю позже, если вы конечно не передумали. – Он хотел увидеть согласие в глазах терапевта, но он плохо знал последнего и мог обмануться. «А если он откажется? Тогда ничего не изменится». Надо заинтересовать доктора, так чтобы он не смог отказаться и пошел на уступки.
- Знаете, когда я был маленьким мальчиком, то искренне верил, что сломался, искренне верил, что если я буду все делать, как говорят, уж извините, дяди в белых халатах, то они смогут меня починить. Но знаете, сколько себя помню, мне становилось только хуже и всем было плевать. Нет, родители переживали, но при этом еще больше пичкали меня таблетками и таскали по врачам. Не понимаю, как я не свихнулся тогда. Может и правда терапия помогла. – Хохотнул он, но в его смехе не было ни грамма веселья, только горечь. – Не подумайте, что я жалюсь и плачу, я хочу чтобы вы поняли. Если вы верите, что я здоров, я хочу чтобы вы понимали, что я вам не верю и не доверяю. Слишком долго меня пичкали всеми этими – мы тебе поможем, делай так и эдак. А на деле, всем было плевать. Это я понял тогда, когда из-за этой чертовой терапии со мной даже за одной партой сидеть не хотели. Это сейчас я могу претворяться, могу сделать вид, что не заметил, а тогда, тогда мне было больно и обидно, а еще страшно. Да, если вам интересно, обычно терапевты спрашивают о том что ты чувствуешь. Так вот, если вы скажете слово – детство, я отвечу вам - ужас, страх. Я не хочу вновь вспоминать ни тот случай ни его последствия, я хочу выбросить прошлое из своей жизни и своей головы. Но если вы даете слово, даже не вылечить меня, а то…нет не так, если вы говорите, что желаете и все сделаете для того, чтобы мне помочь, я дам вам возможность, фигурально выражаясь, препарировать себя. – он посмотрел на часы, осталось пять минут. – Я не буду настаивать, чтобы вы держались подальше от моей галереи и избегали всяческих возможных встреч со мной вне этих стен, но очень важно чтобы вы понимали, мои родители не должны с вами общаться больше чем это необходимо. Если у вас ничего не получится, и я снова останусь здесь с другим терапевтом, я не хочу, чтобы мама или отец проходили все это снова. – Он уже повторялся, но нужно было продержаться еще несколько минут. Зачем? Затем, чтобы не дать Ауре ответить, чтобы иметь возможность уйти до того, как последний соберется с мыслями. – и еще одно, - словно вспомнив что-то важное, чуть повысил голос Маджит. – Я не смогу вам рассказать о своих проблемах, вам придется самому до них докапываться. Это не прихоть, это моя защита, которую я сам преодолеть не могу.
Он встал, закинул свитер на плечо и, грустно улыбнувшись, на прощание сказал:
- Сеанс окончен. Если вы принимаете мое предложение, то встретимся в среду в это же время.
Не позволяя себя остановить, он вышел из кабинета, закрыв за собой дверь. Но даже в коридоре, пустынном коридоре, Форси не позволил себе расслабиться, он шел уверенной походкой и даже воспользовался лифтом, он шел мимо людей в холле, мимо людей на улице, шел, стараясь не думать о том, что только что сказал. Много лишнего и личного он произнес вслух. Но если, вдруг Аура не врет и может помочь, он должен попробовать.
«Кажется кто-то из здесь присутствующих мазохист.
Но представь как будет классно, если больше никто не будет нас долбить этими вопросами.
Это если он не врет.
Придется рискнуть.
А, типа риск дело благородное.
Да хоть и так».

К тому времени когда он оказался дома, сил у Маджита не осталось ни на что и он, вырубив телефон, завалился в кровать. Проснулся он от звонка, звонка в дверь. Удивленно вздернув брови, сонно потирая лицо, он поднялся и протопал к двери.
- Какого… - В дверях стоял его единственный приятель с университета. И то Маджит подозревал, что тот дружит с ним только из-за бесплатной химии, но когда у тебя проблемы с личностными отношениями, будешь рад и такому другу. Впрочем, разве у большинства нормальных не полно таких же друзей? – Опять закончилась аптечка и ты ко мне решил заглянуть?
Даже не пытаясь опровергнуть слова Маджита, Фано сделал вид, что желает обнять последнего, последний по сложившейся традиции увернулся, и гость вместо этого прошел в квартиру.
- Ты же знаешь, я без химии не жилец. Опа… - Он огляделся. – А ты сменил обстановку за то время, что меня здесь не было.
- Ты помнишь такие мелочи? – Скептически посмотрел на гостя хозяин дома. – ты был тогда в таком состоянии, что я удивился, что из вены потекла не наркота, а кровь. Впрочем, я тестов не делал, возможно это и была наркота.
-Вот за что тебя люблю, ты такой внимательный и добрый. – Оскалился Фано ничуть не обиженный. – Ну так что, есть у тебя что-нибудь?
- Есть, - Маджит без всякого энтузиазма, открыл ящик, покопался в нем и вытащил один из не использованных рецептов. – Такое тебе придется по вкусу?
Фано вырвал рецепт из рук, вперился в него взглядом, напряженно разбираясь в неразборчивом почерке доктора Ама.
- О, как я люблю вас, доктор Ам. – Лучезарно улыбнувшись, он подошел к Маджиту. – Ну что, примешь оплату натурой? – Шепнул он, прижимаясь к спине парня.
Маджит вздрогнул и с рыком оттолкнул приятеля:
- Сотню раз тебе говорил, чтобы не вздумал ко мне прикасаться.
- Понял, понял. – Подняв руки открытыми ладонями к Маджиту, ответил Фано. – Но я хотел проверить, появился ли у тебя кто-то.
- Еще одно слово, и тебе не видать бесплатной дури. – Уже спокойно резюмировал Маджит, выходя в кухню
- Эй, мы же друзья. Я переживаю за тебя. Сколько себя помню, у тебя ни баб ни мужиков. Или это все препараты? – Фано увязался за ним на кухню, подхватил утренний недоеденный бутерброд и принялся его жевать.
- Скорей всего скоро ты перестанешь быть моим другом. – Неожиданно даже для себя сказал молодой Форси.
- Это почему? – не отрываясь от бутерброда поинтересовался молодой человек.
- Я поменял терапевта, он хочет изменить…лечение.
- Аааааа, - Глубокомысленно отозвался Фано, облизывая грязные пальцы. – Ну и ладно, но тогда мы сегодня повеселимся. Я знаю одно место…
- Знаю я твои места. – Отозвался Маджит, прервав приятеля. – От туда либо вперед ногами выносят, либо…
- Либо неплохо так вставляются. Давай же, оторвись. Тебя же никто не заставляет глотать колеса, придешь, потанцуешь, снимешь стресс. Это тебе я как доктор прописываю. Намного лучше твоих таблеток.
- Так что тебе они не нужны?
- Эйэйэй. Мы говорим про тебя, а у каждого своя терапия. Ну так что, парень?
- Бабла я не дам. – Предупредил Маджит и, оставив приятеля на кухне шариться в холодильнике, пошел переодеваться.
Вечерний ветерок приятно охлаждал разгоряченную сном кожу, они не спеша шли к аптеке.
- Так затаримся и в клубешник. Нет, реально крутое место. Там нарков мало, в основном они экстази пьют, но тебе понравится и баб практически нет. – Усмехнулся Фано, пропуская Маджита вперед.
Получив прописанные препараты, они благополучно добрались до клуба. Огромное здание, в котором находился замечательный, со слов Фано, клуб уродливой громадой высилось в стороне от центральных улиц, ни яркой неоновой вывески, ни девочек в окнах, к слову и окон то там не было видно.
В клуб они попали без проблем. Стоило только переступить порог, как на них обрушилась гулкая музыка, а яркие краски приобрели неоновый свет.
Маджит редко посещал подобные заведения. Он любил музыку, любил двигаться под нее, но огромная людская масса нервировала. Хотя, еще будучи студентом, познакомившись с Фарино, он открыл для себя некоторое удовольствие от посещения подобных мест. Когда ты один это хорошо и нестрашно, но когда ты в толпе, оказывается, на тебя никто не смотрит. Ты можешь делать что угодно, ты можешь двигаться как пожелаешь, даже можешь позволить себе лишнее, никто не заметит и ничего не скажет. Это вдохновляло и дарило новые возможности Маджиту, привыкшему, что каждое его действие и слово рассматривались под микроскопом.
У стойки бара стола парочка и две девушки. «И это называется практически без женщин?» - Угрюмо подумал Маджит и тут же осекся. Одна из красоток улыбнулась и басом, таким типичным мужским басом, поинтересовалась:
- О, Красавчик, ты здесь впервые? Познакомимся?
Красавчик не сразу понял, что обращаются к нему. Минутное замешательство стоило ему свободы, он и глазом не успел моргнуть, как оказался между двумя травести.
- Ого, да ты неплохо сложен. Как это тебя угораздило до сих пор ни разу здесь не появиться? Ну так что, потанцуем?
Сердце бешено билось в груди, каждое прикосновение обжигало, а он не мог пошевелиться, ни пошевелиться, ни ответить.
- Эй, девчонки, а ну не лапайте моего друга. – От куда ни возьмись возник Фано, уже принявший дозу и изрядно повеселевший. – Мой друг приличный мальчик и не шляется по притонам. И здесь он впервые, а вот я к вашим услугам. – Он лучезарно улыбнулся. Маджит всегда удивлялся как убитый наркотиками организм мог преобразовываться, стоило принять наркотик. Нет, через год, если Фано доживет, он уже не будет столь привлекательным, но сейчас, сейчас он был неплох. Девочки переключились на него, а Маджит быстро улизнул, спрятавшись в туалете.
«Все хорошо, все хорошо. Я в порядке, полном. Я пришел сюда отдохнуть, так что должен отдохнуть. Да и когда еще я попаду в клуб? Возможно это последняя наша с Фано прогулка». Нет, его нисколько не печалил тот факт, что лечение Ауры может лишить его единственного друга, но он должен преодолевать себя. Никакая терапия не заменит ему собственного подхода к лечению себя. Сбрызнув холодной водой лицо, Маджит улыбнулся своему отражению, состроил недовольную рожицу, снова улыбнулся и, удовлетворенный результатом, вышел из туалета.
Музыка. Он не сразу нашел свой ритм, а когда нашел, дело оставалось за малым, прикрыть глаза, не фокусировать ни на ком взгляд и позволить телу самому двигаться в такт мелодии. Он танцевал, наслаждаясь дыханием вокруг, словно это сама музыка дышала сотней человеческих организмов, его больше не заботили прикосновения, случайные и не случайные, шепотки и откровенный смех. Он не воспринимал все это на свой счет, ему было хорошо, он купался в океане музыки и света, двигаясь и двигаясь и даже не замечая, как постепенно оказался в центре танцпола.

Отредактировано Majit Forsy (3 Дек 2017 12:05)

0

9

- Ваши условия... - заговорил было Аура, но Маджит повысил голос, что заставило доктора внимательно прислушаться к сказанному.
Айден улыбнулся.
"Естественно докопаюсь, загадочный ты мой, в этом можешь даже не сомневаться."
- Маджит, постойте, - мужчина поднялся из кресла. - Да подождите же вы!
Но дверь захлопнулась. Постояв с пол минуты доктор развернулся на каблуках подошёл к столу и отключил диктофон.

//Поздно вечером

Сидя на диванчике VIP-ложи, Айден с наслаждением затягивался ароматным дымом. Музыка гулом отдавалась в голове, вызывая мягкую дрожь и лёгкое возбуждение. Было классно. После длинного дня это как раз то, что нужно. Аура сам не ожидал, что известие о смерти старика так на него повлияет. Скорее всего из-за эффекта неожиданности, ведь врачи говорили, что старику стало лучше и тут внезапная остановка сердца.
Мужчина глубоко затянулся, выпуская дымные кольца одно за другим. И не правда, что психотерапевты сами не следуют своим рекомендациям. Доктор Аура назначил сам себе провести вечер в середине недели так, чтобы на утро молить всех богов о скорой смерти. И никакие доводы разума не смогли его убедить в обратном.
- Скучал по мне? - Акайо протянул ему бокал из синего матового стекла и плюхнулся рядом. - Всё киснешь? У меня припасено кое-что особенное для моего грустного красавца, - парень высыпал себе в рот содержимое маленького пакетика. - То, благодаря чему он перестанет быть таким букой.
Их губы соприкоснулись в глубоком поцелуе и Акайо протолкнул языком Айдену в рот маленькие кристаллы, размазывая их по нёбу, языку и дёснам.
- Когда-нибудь ты опоишь меня настолько, - Аура сделал глоток из бокала, смывая горечь вещества, - что превратишь в мало что соображающий овощ.
- О! Неужели тогда ты будешь готов мне отдаться?
- А вот хрен тебе, маленькое ненасытное чудовище, - пальцы скользнули за пояс низко посаженных брюк, сжимая ягодицу.
В голове начали вспыхивать яркие фейерверки, разливаясь искрами по всему телу. Музыка стала словно осязаемой и тёплой, как нежные волны южных морей, качая случайного пловца на лазурной глади.
Айден поднялся, утягивая с собою на танцпол виновника своей эйфории. Акайо был в ещё большем отрыве, уже не воспринимая того, кто с ним рядом, только волны мелодии имели теперь для него смысл.
Парень совершал какие-то совершено безумные па и очень скоро находиться с ним становилось просто физически неудобно. Развернув мальчишку к обтирающемуся рядом парню, Аура направился сквозь толпу.
Краем глаза он заметил знакомый, совершенно неуместный здесь силуэт. В груди приятно потеплело, а по всему тело разливались горячие волны новых ощущений, радость, азарт, желание прижать к себе.
Айден двигался в сторону Маджита словно огромна чёрная кошка, медленно, плавно, огибая танцующих, двигаясь навстречу к своей добыче. Подойдя вплотную он одной рукой обхватил за талию Маджита, прижимая к своему телу, двигаясь в такт, проведя ладонью по плечу, успокаивая. Казалось, что Форси так же под действием какого-то наркотика. Хотя мудчина справедливо отметил, что с теми событиями, которые пережил парень, он сам бы подсел на иглу и никогда бы с неё не слазил.
- Значит не любишь прикосновения? - его голос заглушил грохот музыки. - Это мы сейчас опровергнем.
Зайдя за спину Маджита он положил ладонь ему на живот, чуть выше пупка, прижимаясь грудью к его спине, касаясь щекою виска. Их движения слились вместе с темой музыки, в которой начали прослеживаться восточные мотивы. Айден провел пальцами по плечу, спускаясь к предплечью, подхватывая его кисть, переплетаясь руками, копируя его движения, так же, как Маджит теперь начинал копировать движения его рук. Подняв их выше, плавно двигая, заводя себе за голову и снова разводя свои и его руки в стороны.
Одна мелодия сменялась другой, хотелось вот так танцевать всю ночь, прижимаясь к таком податливому для каждого движения телу. Внезапно нахлынувшее возбуждение вызвало досаду. То что у Айден встал от их с Маджитом обжиманий не было ничего удивительного, Форси был привлекателен, а экс вызывал подобный побочный эффект, любого другого мужчина уже бы давно тащил в туалет для.. решения своей проблемы. Но даже будучи в наркотическом дурмане Аура понимал что нельзя. Не с Маджитом. Не только потому что тот его пациент.
Он оплёл руками парня, напоследок касаясь губами его волос, вдыхая опьяняющий аромат листвы, солнца и трав, и отстранился, сливаясь с толпой танцующих.
Надо было найти Акайо, что оказалось не трудным. Парень висел на танцующем довольно мускулистом мужике, оплетая того ногами и двигая бёдрами. Сзади к ним притирался ещё один мужик, лапая паренька за задницу и недвусмысленно потераясь пахом. По лицам мужиков было понятно, что Акайо сейчас утащат в ближайший тёмный уголок и поделят на двоих. Закатив глаза Аура приблизился к троице, протиснувшись между ними, отлепил мальчишку и перекинул себе через плечо.
- Простите, мужики, - примирительно поднял ладони Аура. - Это, кажется, моё.
Акайо вяло брыкался и что-то протестующе верещал, но его никто не слушал. Вызвав Uber, Айден погрузил бухтящее тело на заднее сидение и уселся сам. Парень был совсем в хлам, движения заторможены, а взгляд рассредоточенный. В таком состоянии его бросать нельзя, мало ли какой ещё гадости наглотался этот придурок. Да и собственное... состояние нуждалось в стороннем участии. Айден взял руку Акайо и положил себе на пах. Глаза мальчишки тут же засияли, он блядски облизнувшись закинул на мужчину бедро и стал тереться как шелудивый кот.
Аура достал из кармана сотку и протянул хмурившемуся водителю.
- Покатай нас по городу, окей?
- Совершеннолетний? - водитель кивнул в сторону Акайо.
- Конечно! - порывшись в карманах парня, Аура протянул мужчине удостоверение. - Обижаете.
Водитель посмотрел на удостоверение, на обдолбанного паренька и кивнул.
- Да кто вас, пидоров, знает... Салон мне только не обделайте.
Автомобиль вырулил на проспект. Акайо довольно муркнув потянулся к ширинке на джинсах Айдена.

//Через неделю

- Добрый день, Маджит. Как настроение?
Аура стоял у самого входа, не давая войти в кабинет.
- В прошлый раз вы убежали так внезапно, что я не успел предупредить вас, что беседы будут проходит в другом кабинете.
Он указал рукою направление, куда им надо идти.
- Да, я мог бы прислать е-мейл или сообщить вам по телефону, но решил, что так будет лучше, - он открыл дверь, пропуская вперед Маджита. - Это мой кабине, а раз формально вы мой пациент, то не вижу повода занимать другое помещение.
Аура гордился своим кабинетом. В своё время он не поскупился нанять дизайнера и придать обычному помещению оттенок винтажной роскоши и вместе с тем технологической изюминки. Всё необходимое было под рукой, но находилось настолько на своих местах, что не вызывало чувство захломленности. В центре комнаты, чуть диагональнее друг друга, стояли два совершенно одинаковых кресла, между ними находился низкий журнальный столик с пучком лаванды в маленькой глиняной вазе. Сбоку находилась угловая барная стойка, только вместо спиртного на ней были установлены навороченная кофеварка и электрический стеклянный чайник.
Он жестом пригласил Маджита войти, запирая дверь, и сразу направился заваривать чай.
- Это для того, чтобы вы от меня больше не убегали, - Айден улыбнулся на реакцию Форси. - А ещё у меня тут проходной двор... Какой чай предпочитаете? Черный, зелёный, белый?
Мужчина ещё в юности заметил, насколько люди ведут себя открыто, когда имеют возможность что-то крутить в руках, курить или пить горячие напитки. Вот и сейчас он использовал этот прием с пациентами.
- Давайте поговорим про ваши условия, - доктор протянул ему чашку и сел в кресло. - Я нахожу их... - он сделал драматическую паузу, - приемлемыми. Я пересмотрел перечень назначенных вам препаратов и, честно признаться, вздохнул с облегчением когда выяснилось, что вы их почти не принимаете.
Аура достал бланк рецептов, заполнил два листка и протянул Маджиту.
- Первый препарат - это снотворное. Не сильное, но оно работает. Если чувствуете, что заснуть ну никак, то выпейте, каждый день его пить не обязательно, только по мере необходимости. Второй препарат - лёгкий антидепрессант. Слабее того, что вам назначалось, но опять-таки, он эффективный. Рекомендую принимать его только в периоды сильного стресса. Не сочетать с алкоголем и другими препаратами, - последнее Аура выделил. - Каждого препарата по двадцать таблеток, то есть вам хватит надолго. О, и верните мне пожалуйста не использованные рецепты доктора Ама, - как бы между прочим произнёс Айден.
- По второму условию я так же вас поддержу, - он выдержал взгляд Форси. - Пока вы будете вести себя как взрослый разумный человек, я не буду ябедничать вашей маме. Если я пойму, что своими силами с вами не справлюсь, то не обессудьте, - широко улыбнулся. - Но я в вас уверен, до подобного мы больше не дойдём. Что касается моей выгоды.. тут вы не правы, решив что для меня её нет. Ведь люди обращаются к врачам, чтобы вылечиться, верно? Вот я вас и вылечу. Вернее подтвержу тот факт, что вы и без этого всего здоровы, - он произвольно обвёл рукой кабинет. - Кстати, как у вас прошла неделя?
Аура взял свою чашку с кофе и обхватил её ладонями, слушая Маджита. Сложно было представить, что этот замкнутый недоверчивый парень так раскованно и свободно вёл себя на танцполе. Эта картина не выходила из головы всю последнюю неделю. Хотелось снова увидеть ту безмятежность на красивом расслабленном лице. Конечно если такое поведение не было вызвано наркотиками или препаратами Ама.
- Я хочу дать вам задание - в течение недели вы будете вести дневник. - Айден отставил чашку. - Я знаю, что вы уже ведёте дневник, но я не прошу вам мне его показывать. Вы должны вести новый дневник, для меня, в котором вы будете каждый день писать то, что хотите. По объему не больше пяти предложений на каждый день. Для вас это не будет проблемой?
Получив ответ Аура кивнул.
- Расскажите мне про своих друзей. У вас же есть друзья?

0

10

Особенно ему нравились барабаны, четко отбивающие ритм, позволяющие двигаться сродни доисторическому человеку, забыв обо всем. Барабаны звучали в каждом треке, находя отклик в его душе, в его теле. Океан музыки толкал его вперед и в сторону, заставлял вытягиваться в струнку и течь плавно перетекая то в лево то вправо. Он почувствовал легкое прикосновение. Оно не было ни лучше ни хуже других касаний и воспринималось как и прочие шумы, как часть музыки, часть танцпола, на котором он сейчас жил. Чужие руки скользили, касались, но не кусали, не пытались вытащить его на поверхность, наоборот он почувствовал синхронность. Вдох-выдох, вдох-выдох. Позволяя себя вести, он не пытался ни открыть глаз, ни сосредоточиться на незваном партнере, это бы испортило всю магию момента. Он просто был, дышал и танцевал, отрешаясь от всего, от своих проблем, от прошлого и будущего. Он существовал здесь и сейчас, существовал как часть океана, часть музыки. И это его устраивало. Устраивало пока секундное замешательство не нарушило идиллию момента. Что-то произошло, он, смутно понимая что делает, потянулся к невидимому партнеру и замер. Пустота. Вмиг музыка грохочущей какофонией обрушилась на него, обдавая жаром танцпола, и он вздрогнул. Невидимый партнер, если он существовал, а не был иллюзией, либо спрятался либо был вынужден уйти. Оглядевшись, пытаясь понять кто мог бы быть тем человеком, Маджит так и не пришел ни к какому выводу. Больше танцевать не хотелось, да и он уже бы не смог отрешиться, ожидая каждый раз возвращения невидимки. Вздохнув, парень покинул клуб.
Маджит не стал дожидаться Фано, да и в этом не было никакого смысла. Они просто пришли вместе и, как обычно, разбрелись кто куда. Приятель мало интересовался танцами, его больше интересовали одноразовые связи. Как-то раз он попытался показать молодому Форси что тот теряет, но только убедил последнего в том, что подобные связи лучше оставить таким как Фано.
На улице было прохладно и тихо, особенно поражала звенящая тишина пустых дорог, после шумного клуба она казалась неестественной. Даже редкие машины, мчащие своих пассажиров куда-то вдаль, не могли соревноваться с музыкой. Все еще переполненный переживаниями, Маджит медленно брел по улице, не замечая ничего вокруг. Зря. Толчок в бок и, бесцеремонно вырванный из собственных мыслей молодой человек покачнулся и упал бы, если бы не кирпичная стена приземистого здания, оцарапавшая нежную кожу на запястье. Не понимая, что происходит, он двигался интуитивно. Не отрываясь от спасительной стены, Маджит скользнул вдоль нее, срывая с кирпичей облупившуюся краску.
Он слышал гулкие удары сердца и собственное дыхание, но не слова. Он знал, они говорили, может даже обращались к нему, но он их не слышал, как не слышал и шума шагов и ударов, когда их кулаки не достигая цели, попадали по стене. Ужас похоже парализовал его слух и странно парализовал зрение. Едва различимые тени, а не люди пытались достать до него. Но решетка, за которую Маджит заполз, не позволяла хулиганам дотянуться до него, а тех, кто пытался сунуться в его временное убежище, парень остервенело бил ногой. Грудь начала болеть, казалось, каждый стук сердца заставлял его увеличиваться, увеличивая давление на ребра. Дыхание молодого человека до этого поверхностное стало хриплым и сбивчивым, словно он пробежал несколько километров к ряду. Перед глазами заплясали черные мушки, но он не позволял себе останавливаться, бил и остервенело топтал. Кажется, он продолжал топтать даже тогда, когда топтать было некого. И, кажется, он кричал, только молодой человек не помнил этого. Когда он пришел в себя, никого рядом не оказалось. Не решаясь покинуть свое убежище, он еще какое-то время прятался в нем, вслушиваясь и всматриваясь в царящую темноту. Мыслей не было, не было и желаний, он словно не существовал. Даже во сне он чувствовал себя более живым и наполненным чем сейчас. Сжавшись в комок, Маджит прикрыл глаза, пытаясь унять дрожь.
Наверное он отключился, потому что когда молодой человек открыл глаза, тьма рассеялась, редкие машины скользили по дороге где-то рядом. Он поднялся, охнул, почувствовав боль в затекших мышцах. "Я уснул?" Аккуратно потянувшись, Маджит осторожно выбрался из-за железной ограды. Как только старые проржавленные прутья выдержали вчерашние события? Стена выглядела потрепанной, не смотря на то, что красные лопухи краски торчали на всем здании, в том месте, где на него напали и где он защищался, их не осталось вовсе.
Отряхнувшись, парень побрел к дому. Настроение было поганое, ощущения еще хуже. Оказавшись у себя в квартире, Маджит скинул одежду и отправился в душ. Да, вода то, что ему сейчас нужно. Он мылся, смывая мыльной пеной не только грязь и пот, но и смутные воспоминания. Давно привычное занятие, не думать, забыть, сделать вид, что все это сон, случайная фантазия, вновь довлело над ним. Шею саднило, ссадина на запястье, казалось, стала болеть еще сильнее, костяшки пылали огнем. Он не помнил, чтобы кого-то ударил, наверное пообтерся о стену.
Обработав раны, Маджит надел костюм, привел в прядок волосы, посмотрел в зеркало. Унылый молодой человек с синяками под глазами смотрел на него с обидой, словно он в чем-то виноват.
- Я-то тут при чем? – Огрызнулся он своему отражению и ушел на работу.
Неделя прошла на удивление быстро. После памятного случая он больше не встречался с Фано, да тот и не звонил, у него было достаточно лекарства, чтобы еще месяц – два не беспокоить друга.
Среда. Он не знал, хочет ли идти или нет. Маджит немного боялся. В ту среду он высказал свое мнение, он поставил условия и не дал терапевту себя остановить. И теперь расплачивался за это. «Кажется, это было ошибкой. Лучше бы тогда услышал его ответ, чем сейчас гадать, что мне скажет этот Аура». Он слишком рано собрался, слишком рано вышел из дома. Так нервничать перед консультацией ему еще не приходилось. Но по заведенной давно традиции Маджит нарезал круги по знакомой улице, только сейчас он их нарезал за два часа до начала сеанса, не намереваясь опаздывать. Наконец, время ожидания закончилось, и он широким шагом пересек небольшую площадку перед зданием, поднялся на нужный этаж и столкнулся в дверях с доктором. Это было неожиданно и заставило Маджита насторожиться.
- Я…- «Он отказывается от меня? Решил передать другому терапевту вот так сразу не попробовав?» Обида и разочарование обожгли душу, но он не успел погрузиться в них, как Аура предложил пройти в его кабинет.
- А да, хорошо. Я не думал…мы же уже несколько раз встречались здесь… глупо, почему-то подумалось, раз вы взяли пациентов Ама, то и его кабинет.
Прежде чем зайти он с любопытством заглянул в новую комнату. Она совсем не была похожа на привычный мавзолей старика. Удивленный и покоренный, он кивнул и вошел. Нехорошо пялиться и откровенно рассматривать обстановку, но парень не удержался от того, чтобы оглядеться.
И только он вздохнул с облегчением, как услышал щелчок. Маджит оглянулся и изобразил кислую улыбку.
- Мне не нравятся закрытые двери. – Ответил он на доводы Айдена. – И мне тогда надо было уйти. – Он задумался, прислушиваясь к себе. Нет, закрытая дверь не имела особого значения. Даже при том что он сказал, что не доверяет новому терапевту, собственно как и старому, он чувствовал себя уютно. – Черный, только некрепкий и без сахара.
Несмотря на располагающую атмосферу, перед разговором он нервничал еще больше, чем два круга назад, сейчас Айден скажет, что не согласен, что у него тоже есть условия на его условия. Так бывало в детстве, сначала ему позволяли выдвинуть свои требования, потом терапевт выдвигал свои, в результате полностью лишая его своих выгод. Но Аура на удивление согласился со всем. Даже его слова о ребячливом поведении были обоснованы. Маджит кивнул, молча соглашаясь с этой поправкой. Он прекрасно знал, что обращение к родителям, практически единственный самый легкий и безболезненный способ влияния терапевта на пациента. Но ему было важно, чтобы Аура не злоупотреблял им. И вероятно доктор это понял.
- Но с чего вы взяли? – Маджит искренне удивился выводу своего нового терапевта. – Иногда некоторые препараты я принимаю. – Привычно попытался скрасить правду молодой человек. – Вы же знаете, от них голова совсем не варит. Это хорошо, когда ты целыми днями валяешься в кровати, но на работе я не могу позволить себе подобную роскошь. – Уверено заявил он и осекся, понимая каким дураком себя выставил только тогда, когда получил новый рецепт. Он, не веря, посмотрел на бумажку с вязью букв, на Айдена и не нашелся что сказать. Разве что услышав предписания тихо фыркнул. – Я никогда не смешиваю лекарства с алкоголем. – С его опытом общения с терапевтами, Маджит имел возможность специально и случайно испробовать все сочетания препаратов, в том числе и со спиртным. Это было очень давно, но повторять эти эксперименты ему совсем не хотелось.
- Вернуть? Ну так, - У него было два варианта, сказать правду или сказать другую правду. За какой период ему нужны рецепты? Явно не те, срок действия которых закончился. – ничего не получится. Не смотрите так на меня. Я и правда использовал не все рецепты, но думаю сонные пилюли вас мало интересуют, рецепт на них я могу вернуть, а вот другие… У меня их нет. – Он посмотрел прямо в глаза терапевту. – Я знаю, это против правил, но я их отдал тем, кому они больше нужны. – Говоря последние слова, он с любопытством смотрел на Айдена, как он отреагирует, как переменится в лице. Маджит уже понял, что мужчина не склонен говорить все, что думает. Но он же живой человек, значит должен выдать себя хотя бы так.
«Как?» Вопрос застал Маджита врасплох, он бессознательно потянулся рукой к шее, но вовремя очнулся и провел пальцами по волосам, словно с самого начала об этом подумал.
- Обычно. На работе все как всегда. Заключил пару хороших сделок, надеюсь, когда прибудут аудиторы отца, он будет доволен. А в остальном… - Он отвел взгляд, посмотрел на кружку уже с изрядно остывшим чаем, но не прикоснулся к ней. Маджит не знал, стоит ли говорить о случившемся, не знал, во что для него это выльется. – А что именно вас интересует? – Наконец выдавил он из себя, так и не придя к окончательному решению. «В конце концов я ему сказал уже одну правду. Я не обязан все сразу выкладывать в первый же сеанс». Торопливо подтянув к себе кружку, но сделал пару глотков и вновь поставил ее на столик.
"Дневник. Ну что за мания у них такая, дневниковая?" Он хмуро посмотрел на Айдена. Он-то и старику не писал, а здесь…
- Я не знаю, что в нем писать. Встал, пошел на работу, купил картину, повесил пару новых, договорился о встречи, вернулся домой, полил цветок, подумал о завтрашнем дне и уснул? Я не понимаю зачем он нужен. Да, зачем он нужен? – Он посмотрел на мужчину, сел глубже в кресло и скрестил руки на груди. – мне сложно заставить себя делать что-то…эм, когда я не вижу пользы от этого.
«Да, я и так пол жизни занимаюсь самым бесполезным делом на свете, хожу по терапевтам. Мне еще дневники писать? Вот уж дудки».
Он немного поерзал, слушая ответ Ауры. «Ну правда не могу же я признаться, что все те дневники, которые носил старику были написаны за ночь, две. Это слишком уж много правды для одного дня».
Не смотря на некоторые трудности и шероховатости, Маджит был в большей степени доволен. Кроме того встреча получилась много интереснее тех разговоров, которые ему приходилось вести со стариком.
Он не отдавал себе отчета в том, что в отличии от общения с Амом, с Аурой он вел себя совсем не так. Он был честнее что ли. И вопроса принимать средства перед походом или нет в этот раз даже не встало. Он даже не подумал о подобном.
И снова, только он начал думать в одном ключе, как мужчина поменял тему разговора. Маджиту так и хотелось напомнить ему, что от любопытства кошка сдохла, но он сдержался от подобных коментариев.
- А у вас, доктор, есть друзья? И кого можно назвать другом, а кого нет? Я не экстримал, проверять мне людей, с которыми я общаюсь негде. – он потянулся к кружке, но остановился. – Чай остыл. Со школы у меня знакомых и тем паче друзей не осталось. Университет…- Он притворился, что думает. Единственный человек худо бедно подходивший на звание друга – его приятель наркоман, за дозу похоже готовый дружить хоть с дьяволом. – Есть один приятель. Иногда мы ходим вместе развлекаться. Он знаток всех клубов в городе. Иногда мне кажется, что он только и делает, что днем спит, а по ночам ходит по клубам. – Маджит не удивился бы, если бы так оно и оказалось. Вот только говорить о том, что приятель больше любит его рецепты, нежели общение с ним не стал. – Собственно больше таких чтобы друзей и нет. У меня есть хороший деловой партнер, с которым мы общаемся не только по сделкам. Может его можно назвать другом? – Толи спросил, толи предположил Маджит. - Иногда мы вместе обедаем, разговариваем. – взгляд Маджита затуманился, перед его внутренним взором возник образ мужчины в белом костюме. – Не скажу, чтобы мы вот так панибратски общались как с Фано, но с Фано мы одногодки, очень долго знаем друг друга. А с ним…с ним у нас общие интересы и вкусы. Мы познакомились когда я хотел купить картину одного не очень известного художника. Картина и правда хороша и стоила тех денег, которые за нее просили, но он…он вклинился в дело и увел ее прямо у меня из-под носа. Я пытался перекупить ее у него, но бесполезно. Хотя… - Мажит мечтательно улыбнулся. – Она все равно стала моей. Он подарил мне картину на день рождения.
Форси редко рассказывал о Кае, предпочитая хранить глубоко внутри свою сердечную привязанность. Аура застал его врасплох своим вопросом. Сначала молодому человеку показалось, что убого будет упомянуть только одного Фано, а потом он уже не мог остановиться. Это впервые когда он кому-то рассказывал вот так неприкрыто о Кае. Собственно для чего еще нужны терапевты как не для того, чтобы слушать пациентов?

0

11

Ручку двери дёрнули, постучали, снова дёрнули.
Айден взглянул на Маджита и лишь иронично поднял бровь - "я же говорил". Аура боялся того, что его пациент отнесётся негативно к запертой двери, но быть постоянно прерванным пробегающими мимо коллегами хотелось ещё меньше. Все остальные пациенты уже давно к этому привыкли и были даже рады, что всё внимание будет уделено только им. Маджиту это лишь предстояло, но мужчина с удовольствием заметил, что его пациент постепенно расслабляется и запертая дверь его перестаёт беспокоить.
Слушать о том, как были использованы рецепты с наркотическими препаратами становилось жутко. Одно дело если бы Маджит принимал их сам, мешая с крепким алкоголем и отрываясь по ночам в клубах, но он снабжал этими препаратами третье лицо, что могло в будущем вызвать не мало проблем.
Айден провёл ладонью по щеке, но быстро убрал руку.
- Тем, кому они больше нужны? - повторил он слова Форси. - Это, например, кому, наркоманам?
Аура напрягся, представляя к каким последствиям могло привести подобное дилерство. Маджит не глупый, а значит получал лекарства по рецептам лично. Тот факт, что он их кому-то отдавал был труднодоказуемый, только... с его собственных слов или со слов этого самого "друга".
Айден покосился в сторону вазы, за которой находился диктофон. После сеанса эту запись придётся удалить, а жаль. Можно было бы компрометирующую Маджита часть вырезать, но тогда могли возникнуть ещё большие вопросы. Конечно можно сослаться на сбой техники, или на то, что случайно удалил, но в высших инстанциях подобные отговорки редко срабатывают.
Форси потянулся за чашкой, край манжета рубашки задрался, открывая довольно большую ссадину на запястье. Только сейчас Аура заметил сбитые костяшки пальцев. Ссадинам уже было несколько дней и их явно пытались чем-то замазать, чтобы не бросалось в глаза. Доктор внимательно начал разглядывать лицо Маджита. Синяков нет, только совсем еле заметная ссадина на скуле, которую и не заметишь если не присмотришься.
- Что ж. Во-первых, меня интересует, откуда у вас появились ссадины на руках? Только не говорите про споткнулся-упал.
Это его откровенно удивило. Маджит явно был не из тех людей, которые склонны причинить вред другим людям и в меньшей степени самому себе, значит дело в другом. Он либо молотилки кулаками в стену, избавляясь от напряжения, либо подрался с кем-то.
"Либо я ошибаюсь на его счёт и он обычный социопат."
Неприятная мысль кольнула где-то в груди.
- Вы исполните мою просьбу, если я попрошу вас снять рубашку? - подумав добавил. - И расскажите мне наконец, что произошло?
Аура смотрел выжидающе, он уже был готов продолжать уговаривать пациента раздеться, как тот поднялся со своего кресла.
Взгляд замер на огромном кровоподтёке на грудной клетке. Одним движением он оказался рядом с Маджитом, касаясь его кожи, ощупывая рёбра, слегка надавливая, проверяя, в каком месте больнее всего. Он подошёл вплотную положив ладонь на центр гематомы.
- Сделайте глубокий вдох, - кожа под ладонью казалась невероятно мягкой и гладкой, Аура переместил ладонь ниже. - А здесь? - хриплым голосом спросил он.
Отойдя в сторону Айден кашлянул, огляделся, словно забыл что хотел сейчас делать и подошёл к своему столу.
- Думаю, что всё не так страшно как выглядит, но вот вам направление на рентген, - он протянул лист бумаги. - Сделаете и вернётесь ко мне с результатом. И вот ещё... - доктор протянул запечатанную баночку для анализов. - Сдайте анализ мочи. Чая вы выпили достаточно, так что проблем с этим быть не должно.
Аура помог Маджиту натянуть рубашку, тихо рассмеявшись на реакцию пациента.
- Мне нужно документальное подтверждение, что вы не употребляете наркотики, марихуану, или другие опиоиды. В это есть проблема?
Айден забрал чашку Маджита и заварил ещё чаю.
- Во-вторых, что касается дневника. Это не просто моя прихоть. Ведение дневника косвенно позволяет заниматься самоанализом, выделять важные события, переживать их снова, искать пути решения, - он протянул Форси чашку и сел напротив. - Поэтому я и прошу писать не больше пяти предложений, этого вполне достаточно. К тому же записи в вашем дневнике послужат ещё одним доказательством вашего... здоровья, адекватности и последовательности мышления.
Айден сделал глоток из своей чашки и улыбнулся.
- И не пишите всё за одну ночь. Если с Амом подобная вольность сходила вам с рук, то со мной эта хитрость не сработает. К тому же обманывать меня нет смысла, я вам не враг. В-третьих,.. - Айден отложил блокнот и улыбнулся. - Хотите поговорить обо мне? Резонно. У меня есть друзья, несколько довольно близких друзей детства и юности. Общаемся мы редко, так как они все живут далеко, обзавелись семьями, детьми, другими интересами, так что наше общение, увы, не так часто. Так же у меня есть множество хороших знакомых, с которыми приятно можно провести свободное время.
Аура опустил взгляд, то, как он проводил с этими знакомыми своё свободное время пациентам лучше не знать.
- О, это широкий жест с его стороны. Как думаете, что могло послужить подобному вниманию?
Вот это было интересно. Взгляд Маджита вмиг потеплел, когда он заговорил об этом своём "деловом партнёре". Явно мужчины симпатизировали друг другу, но продвигаться дальше судя по всему никто не решался. Айдену уже заочно не понравился этот искусствовед. Он вспомнил, как какой-то самодовольный мужчина в эффектном белом костюме склонился над ухом Форси и как у того порозовели скулы.
- Вы явно нравитесь этому человеку, как, очевидно, и он вам. Меня удивляет почему никто из вас не двигается дальше. Ведь не двигается? - Аура чуть нахмурился. - Вас что-то пугает в этих отношениях? То, что он мужчина?

0

12

Он чуть было не улыбнулся, увидев задумчивое выражение лица нового терапевта. «Он уже представил как я выхожу на улицу и продаю таблетки». – Сам молодой человек не мог подобного представить. Он бы не смог и пяти минут простоять, весь извелся бы и в конце концов выбросил бы все или сдался в ближайший отдел полиции. Все-таки преступная деятельность слишком напряженная. Тут сам начнешь принимать препараты, а не продавать их.
- Да хотя бы и им. – Нагло заявил он, задрав подбородок и всем своим видом демонстрируя вызов. – А вы будете наставлять меня на путь истинный или сразу вызовите полицию? Или все-таки я все еще подпадаю под «все сказанное здесь останется между нами»? – почему-то мысль о том, что Аура представил его торговцем, оскорбляла. Он должен был понять, что все не так. В конце концов, он мог просто выкидывать таблетки, как и собирался это делать, пока не познакомился с Фано. – Впрочем…- Задумчиво добавил он. – Я не брал за это деньги. Считайте, я обналичивал таблетки и выкидывал их в мусор.
Маджит понимал, он провоцирует врача. Но с другой стороны это хорошая проверка, насколько он может доверять этому человеку. Говорит он красиво и строит заманчивые перспективы. Но что если все это вранье, и ему нужно что-то, о чем сам Маджит не догадывается. Пока не догадывается. Слишком часто он слышал добрые слова и увещевания, обещания прекрасной жизни и так же часто оставался при своих интересах. Видимо молодой человек слишком погрузился в свои размышления и совсем забыл об осторожности, потянувшись в очередной раз за чашкой с чаем, и поплатился за это.
Маджит поморщился, услышав вопрос Ауры и хотел уже изобразить непонимание, похоже оно ему очень хорошо давалось и позволяло хоть не на долго уйти от повторных вопросов, но тот так тревожно смотрел, что ему стало немного не по себе. Вообще новый терапевт вел странную, местами даже чарующую игру, правил которой молодой Форси еще не понял. Ам был другим. И с Амом было спокойнее, много спокойнее, но при этом очень скучно.
- Да нет, обтерся ненароком…некоторые стены бывают такими… - На ходу придумывал Маджит, стараясь не оттягивать рукава рубашки, чтобы спрятать следы недавней драки, но уверенный голос Айдена, который похоже уже успел взять себя в руки и вновь включил терапевта, заставил его закрыть рот. Маджит нахмурился, сцепив пальцы в замок. Ему не нравилось подобное, ему вообще не нравилось раздеваться перед незнакомым человеком пусть даже доктором.
«Вот еще. Буду я тут оголяться. – Фыркнул он про себя.
А я за то чтобы оголиться. – Неожиданно подал голос ОН, до сих пор хранивший молчание.
Ты что? Не буду я ему…с ним…И вообще у тебя предложения совсем не…
Он доктор, он может нас осмотреть и сказать, что с этим делать. Или ты снова хочешь просыпаться каждый раз когда поворачиваешься на другой бок?»
- И ОН был прав, об этом Маджит как-то не подумал.
Без лишних слов молодой человек поднялся и принялся медленно расстегивать рубашку. Пальцы не слушались, словно он раздевался не перед доктором, а перед…Перед кем? Стоило задуматься об этом, как щеки предательски покраснели. Или ему это показалось, просто кровь слишком прилила к лицу. Когда взгляду Ауры больше ничего не мешало рассмотреть его, Маджит попытался отстраниться. Слишком пристальный взгляд, слишком стремительные движения, слишком странная ситуация. Он залпом вдохнул воздух и затаил дыхание, когда ладонь, горячая ладонь доктора легла аккурат на набравший цвет синяк.
- Больно. – Сквозь зубы просипел он, пытаясь выполнить требования терапевта. Дышать когда ты едва можешь выдохнуть воздух не так-то и легко. Отвернувшись от Ауры, он торопливо выдохнул и вдохнул. «Он врач, он проверяет все ли в порядке». – Шептал он себе, стараясь не думать о том, что кожи касаются тонкие пальцы, щупают его и словно ласкают. Нет, это иллюзия, на самом деле во всем виноват он сам, его скудная личная жизнь и небольшой опыт. Если бы это был Ам, старикашка никогда не вызывал в нем таких реакций. Да Форси и не думал о нем как о человеке, он был терапевтом, въедливым, скучным терапевтом, только и умеющим что впихивать в него лекарства и повторять одни и те же вопросы.
Наконец Аура отступил и Маджит смог по настоящему выдохнуть.
- Да это недоразумение. Я шел домой, поздно, сам виноват. Надо было взять такси, но погода была хорошая, и мне хотелось подумать, а в машине я не могу расслабиться, всегда отвлекает водитель. Ну вот, какая-то шпана напала на меня, может они меня за кого-то приняли, не знаю. Если честно я плохо помню, ни слов, ничего такого. Помню как спасся за железной оградой. А когда пришел в себя, было уже утро и никого рядом. Вообще я не агрессивный. Вы же знаете, будь оно так, мне бы прописали другие препараты. Я предпочитаю все решать словами или бегством. – Как не прискорбно было осознавать, но Маджит никогда не мог похвастаться умением физически постоять за себя. Да, он мог съязвить, смешать с грязью, но только фигурально, драки же были не про него. С другой стороны, где бы он мог научиться драться? Одноклассники к нему старались не подходить, а трогать так вообще никто не решался. Это был наверное единственный плюс в его диагнозах, все дети боялись тронуть психа. Уж от куда этот страх у них появился, родители ли нарассказывали чего или по телевизору насмотрелись кино про психов, но похоже это несказанно облегчило жизнь малышу Маджиту.
Он согласно кивнул, принимая направление. На стаканчик же он воззрился с изумлением, забыв и о стыдливости и о недавних прикосновениях мужчины.
- Но зачем? – Искренне удивился молодой человек. - Я могу и так рассказать, что я принимаю. Я слежу за подобными вещами, знаете за столько лет учишься замечать и запоминать, что суешь себе в рот. Ой. – Голос Маджита дрогнул, когда он почувствовал случайное прикосновение. – Я и сам могу. – Буркнул он, стараясь скрыть смущение и торопливо застегивая рубашку. «И не надо мне помогать, я не инвалид какой-нибудь».
- Нет, нет проблем. Там ничего такого вы не найдете. Да и не такого совсем немного. Успокоительные пришлись как раз кстати, но я сильно уменьшил дозировку. Знаете, мне кажется, что врачи сами плодят наркоманов. Вы так не думаете? – Да он болтал, да он заговаривал доктору зубы. – И вообще, если бы я слушался всех терапевтов, то сейчас не сидел бы у вас в кабинете…хотя… - Он задумался, не замечая, как чашка с остатками чая исчезла со стола. – я наверное в лучшем случае лежал бы как идиот в одной из палат, там, куда вы угрожали меня поместить. Спасибо.
На этот раз он не стал долго ждать, придвинув чай к себе, Маджит сделал один, затем второй и третий глоток, наслаждаясь горьковатым вкусом.
- А вы сами выбираете чай или вам кто-то советует? – спросил он, словно находился в гостях, а не на сеансе. Но Аура сам начал переходить на личности, кроме того разве в этом есть что-то запрещенное? Может ему очень понравился чай и он решил узнать что это за сорт.
Но терапевт упрямо вел свою линию. «Форменное гестапо». Маджит надул губу, ему совсем не хотелось писать дневник:
- Ну хорошо, я понял, это важно, - Все еще упрямо дуясь, согласился он. – Но это нисколько не облегчает саму задачу. И да, мне не нравится, что вы вот так говорите о моих хитростях. Осторожней. – Парень серьезно посмотрел на врача. – Я ведь могу начать и с вами хитрить по настоящему. – Одна его часть очень хотела уже начать хитрить, слишком уж пронырливым оказался терапевт, другая же с азартом наблюдала, что еще покажет ему доктор. Но ОН молчал, а это значит, что они продолжают терапию. – Мне нужен пример что ли. Вот вы никогда не думали, что значит любовь? Нет, в книгах все описано и рассказано, но это все такое…аморфное. А вам не хотелось бы так, чтобы четко и ясно, чтобы вот почувствовали что-то, сверились с описанием, да оно, нет не оно? Или это только такие как я психи думают о подобных вещах? И нормальным людям не нужно подобное, они сразу четко понимают, люблю? – Какой черт его тянул за язык? Какая любовь? Примеров что ли мало других? Все эти вопросы ссыпались в сознание незадачливого пациента, но что сказано, то сказано. «Ну и что, я же псих, по-крайней мере официально». – Наконец нашелся он как успокоить себя и вновь начал наслаждаться сеансом.
Отпив чай, Маджит откинулся на спинку кресла, он не хотел, чтобы Айден понял, ему любопытно. Конечно, мужчина не рассказывал ничего такого, чтобы сам молодой человек не мог предположить, но сам факт, что он это делал. «Он так подкупает меня? Пытается расположить к себе? Или это уступка?» Он не знал о чем и думать, какой вариант выбрать. Но ему было приятно.
Мысли о Кае вытеснили все остальные. Он позволил себе больше чем позволял в присутствии других людей. Кай, Кай, Кай…Даже мама не знает о нем. Да и она бы не одобрила, ни за что.
- Я ему? Да ладно, - Маджит сиял как лампочка. «Все-таки он терапевт, ему виднее». - он просто, просто сделал примирительный жест. Теперь благодаря моей галереи он может зарабатывать еще больше. Я… - Он смутился от слов доктора. – Нет, нет…это невозможно. Он всегда с кем-то и вообще обычно это женщины. Может вы видели его когда пришли в тот раз на выставку. Мужчина высокий красивый в дорогом костюме. Светлые волосы… зеленые глаза, - Мечтательно выдохнул Маджит, вновь забываясь. – Если бы я мог, то нарисовал бы его в образе Аполлона. Хотя частенько он больше похож на гангстера, знаете из этих фильмов с Альпачино? Неприкасаемые, крестный отец. Правда я, если честно, не очень люблю эту тематику, но образы того времени очень…интересные.
Мужчина? Маджит не понял, как сам Аура относится к тому, что только что услышал. Претит ли ему сама мысль, что его пациент предпочитает мужчин? Что он сам может быть объектом желания другого мужчины? Но узнавать это парень не собирался. Как-то это слишком уж смело было бы с его стороны. Он и так достаточно провоцировал бедного терапевта.
Время подходило к концу, и Маджит довольно выдохнул, считая, что удачно замял тему с предпочтениями.
- О, время. Ну так мне сначала сходить сделать снимок и сдать анализы, а потом к вам или как? А то приду, а у вас дверь закрыта.
Он вышел из кабинета чувствуя себя как-то странно. С одной стороны ему было интересно, с другой он сказал много лишних вещей. А еще ему казалось, что часть из того, что он сказал, свидетельствовало не в его пользу, по крайней мере не в пользу его адекватности.
Ему повезло снимок сделали быстро, а вот в туалете пришлось постараться. Маджит терпеть не мог общественные туалеты, стоило зайти в такой вот санузел и все желание исчезало, моча словно испарялась из мочевого пузыря. И в этот раз идеальная чистота, царившая в туалете, мало помогла. Ему помогла мысль, что если он не сдаст сейчас, то придется повторить заход во второй раз и явно до следующей среды. А на увеличение походов к врачу он не подписывался.
Маджит не следил за временем и даже не глянул на часы, когда вернулся к Ауре в кабинет.
- Вот, сказали все нормально. – Он протянул снимок, довольно улыбаясь. – Анализы тоже сдал. Теперь я могу идти. – в кармане завибрировал телефон. Он так бы и не обратил на него внимание, но сегодня Маджит забыл поставить его на беззвучный режим и по кабинету разнеслись первые аккорды когда-то очень известной кантри композиции. – Извините, я не специально. – Сконфуженно пролепетал он, нажимая прием. – Да, мама, я еще у терапевта. Сейчас выйду и перезвоню. Что? – Маджит замер. – Нет. Это совсем не…Мама…но…да дело не в этом, просто ты как всегда… Тогда сама это делай – заявил он в трубку и потянул телефон Ауре. – Это вас.
- Добрый день, Айден. Я рада, что успела дозвониться до Маджита до того как он ушел от вас. Знаете, я что-то тут нажала и стерла ваш телефон, а звонить в больницу не решилась, да и там у вас строго с личной информацией, а из Маджита все клещами надо вытаскивать. – Женщина похоже совсем не чувствовала ни обиды на сына ни раздражения, она просто констатировала факт. И явно, говоря с новым терапевтом сына, улыбалась в трубку. – Я хочу пригласить вас на наш скромный праздник. Вы конечно же знаете, что Маджит на этой неделе именинник, и мы готовим для него ужин в кругу близких и друзей. Вы очень меня обяжете своим присутствием. И я думаю, для самого Маджита это будет полезно, чем быстрее вы друг друга узнаете, тем легче пройдет… - тут она замялась. – этот период. Вы согласны со мной? Конечно согласны. Я жду вас в субботу ровно в семь вечера. Форма одежды парадная, но без официоза. Хорошего дня.
Как только терапевт ответил, он отвернулся и вперился в стену, рассматривая ее. «Вот некоторым все равно кого приглашать на праздник. И вообще я что маленький мальчик? Ну и что что из гостей будут только их друзья и наши родственники, праздник устраивают же они».
Судя по всему, Аура не смог отказать его матери. Вообще интересно, в мире найдется человек, который сможет ей противостоять? Вернув себе телефон, Маджит кисло улыбнулся.
- Ладно я пошел. – но в дверях он замер и обернувшись хмуро посмотрел на терапевта. - Только не надо обращаться со мной как с ребенком. Это может делать только моя мама.
Всю дорогу в галерею он ругался про себя, ругался на маму, которой вздумалось приглашать Ауру и вообще созывать народ на его день рождения, на себя, что так долго выдавливал из себя жидкость для анализов. Но ничего не помогало, мысленно он возвращался к тому моменту, когда зазвонил телефон и ему пришлось передать трубку терапевту. Наконец он добрался до работы, где смог отвлечься от всего, погрузившись в текущие дела.
На этот раз неделя протекала медленно и без потрясений. Кая как и Фано не было видно и Маджит успел заскучать. Одно радовало, он никуда не ходил и в неприятности не попадал, вечерами читал книги и пытался писать дневник, днем работал и тоже пытался писать дневник. Наконец он смог выудить из себя пару фраз, которые не отличались ни оригинальностью ни содержанием. Писать было нечего, абсолютно. Задумавшись над тем, что он мог бы написать, будь шпионом или хотя бы терапевтом как Ам и Аура, Маджит не заметил, как нарисовал на странице дневника дракона без морды. Что-то похожее на драконью пасть валялось у его ног. Сначала молодой человек хотел вырвать страницу, но потом решил, что ушлый терапевт обязательно заметит и решит, что он что-то скрывает. Так картинка и осталась на странице с заголовком – пятница.

0

13

- Поступок слишком щедрый для примирительного жеста, вы не находите? Обычно с женщинами - значит не всегда.
От взгляда Айдена не ускользнуло как порозовели щеки Маджита. То, насколько увлеченно парень описывал своего поклонника, кольнуло неприятным шипом ревности. Аура помнил этого напыщенного самодовольного типа, который как коршун вился вокруг Маджита.
Слушая, мужчина медленно выводил карандашом в блокноте имя пациента, ставя в конце жирный вопрос.
- Я вас жду, дверь будет открыта.
Когда Маджит вышел за дверь, Айден подошёл с диктофону и стёр последнюю запись. Она ему ничем не поможет, только доставит лишние проблемы, если попадёт в не те руки.
Волновало то, с какой беспечностью Форси относится к собственному проступку. Конечно, его психиатр не собирался сообщать в полицию, но у него волосы на руках шевелились, когда он себе представлял, сколько же времени это всё длилось. Оставалось надеяться, что этот самый "друг" и дальше будет держать язык за зубами.
Двери открылись и парень сразу отчитался о результатах снимка.
- Хорошо, но я вам выпишу обезболивающий гель, - он написал название геля. - Мажьте утром и вечером, и за неделю всё пройдёт.
Айден уже хотел вручить пациенту традиционную конфету и попрощаться до следующей недели, как раздалась мелодия мобильного Маджита. После недолгого разговора Форси протянул доктору смартфон.
Аура взглянул на протянутый мобильный, на парня, вопросительно вздёрнул бровь и взял трубку.
- Здравствуйте, Мемея. Рад вас слышать. Прошу простить мои манеры, это я должен был вам перезвонить, всему виною сезонная загруженность. Что я могу для вас сделать? - он бросил на Маджита быстрый взгляд. - О... Для меня будет честью принять приглашение. И вам всего доброго, Мемея.
Айден нажал отбой и задумчиво коснулся губами телефона Маджита.
- Ваша мама довольно.., - он опомнился и вернул смартфон, - настойчивая женщина.
Доктор поднялся со своего кресла держа в руках шоколадную конфету с вишней, но заявление пациента заставило его замереть на пол пути, пряча за спиной угощение.
- Я учту. Хорошего вам дня, Маджит.
Сделав несколько кругов по кабинету, Аура взял мобильный.
- Акайо, привет. У вас же премьера в следующую пятницу? Сможешь достать мне пару билетов, желательно лучшие места? Для подарка. Меня на званный ужин пригласили. Глупый вопрос, деньги не проблема. Окей, встретимся тогда в пятницу. Сегодня буду дома, приезжай если хочешь.

//Суббота, вечер

В условленное время Айден заезжал на территорию особняка семьи Форси. Судя по количеству припаркованных машин, миссис Форси явно лукавила, говоря что праздничный ужин будет в скромном кругу близких и родных. Хотя, у каждого понятие "скромно" весьма растяжимое.
Выйдя из машины мужчина расправил складки бежевого костюма тройки и взяв в руки большой букет лилий направился к парадной.
У входа стояли встречая гостей мистер и миссис Форси.
- Добрый вечер, mon cher, - произнесла Мемея мелодичным голосом, оглядев гостя с головы до ног, и протянула ручку в перчатке в тон к платью, - вы не представляете, как я рада вашему появлению. Наконец-то мы познакомимся лично.
Миссис Форси была привлекательной женщиной неопределённого возраста. Явно за сорок пять, но стройная подтянутая фигура и яркие живые глаза делали её лицо молодым.
Мужчина прикоснулся губами к тонкой ручке.
- Я был весьма польщён столь неожиданному приглашению, для меня честь находиться в доме семьи Форси, - он протянул даме цветы, - Вы очаровательны, Мемея. Признавайтесь, Маджит ваш младший брат?
Женщина чуть удивленно взглянула, а потом звонко, по-девичьи рассмеялась. В этот момент Айден обратил внимание, насколько они с Маджитом похожи, особенно глаза. Если бы с парнем не случилось то несчастье в юности, то сейчас он мог бы так же беззаботно смеяться, встречая гостей.
- А вы бессовестный льстец, Айден, но мне импонирует ваш такт, - миссис Форси отдала букет прислуге и взяла доктора Ауру под руку, сопровождая в большой обеденный зал, украшенный цветами и шарами. - Я рада, что вы с Маджитом поладили. Мой сын порою бывает... невыносим, но он хороший мальчик, хоть и упрямый ужасно.
Хозяйка дома остановилась.
- Мне было бы гораздо спокойнее, если бы Маджит жил в отчем доме, - миссис Форси продолжала улыбаться выжидающе глядя на него, - и я прошу вас поспособствовать мне в этом.
- Я понимаю вашу привязанность к сыну, моя леди, но Маджит взрослый молодой человек, который учится быть независимым, - он жестом пресёк возражения женщины. - Вы - его самый надёжный тыл и опора. Если он будет чувствовать, что его поддерживают самые близкие люди, то это придаст ему дополнительные силы и уверенность в себе.
Женщина упрямо поджала губы, но взглянула на Ауру открыто, почти с вызовом.
- Сразу видно, что у вас нет детей, мой мальчик, - она снова улыбнулась. - Но полно, гости должно быть уже заждались.
Войдя в зал Айден сразу увидел именинника, осаждаемый какими-то девицами. От взгляда не ускользало, что в манере держаться в Маджите присутствовало легкое напряжение и скованность. В галерее он вёл себя иначе, более свободно, непринуждённо, явно это общество его нервировало.
Миссис Форси вцепилась в руку Ауры, пока знакомила с пожилой статной парой. Извинившись, Айден мягко освободился от цепких рук и направился в сторону парня.
- Добрый вечер, Маджит, леди, - он поцеловал каждой даме ручку. - Позвольте представиться, доктор Айден Аура. Друг нашего виновника торжества.
Глаза девушек хищно заблестели, оценивающе разглядывая нового знакомого.
- Ты негодник, Маджи, как можно было от нас прятать такого джентльмена? - высокая тощая брюнетка с большой грудью хлопнула веером Маджита по плечу. - А вы, Айден, доктор в какой области?
Прозвучал звон бокала и всё внимание обратилось к миссис Форси.
- Леди и джентльмены, - звучно сказала она, когда стихли все разговоры. - Мы с вами собрались сегодня здесь, чтобы отпраздновать знаменательное событие. Приглашаю всех к столу.
Заиграла тихая музыка и гости согласно именным карточкам начали рассаживаться за столом. Айден удивился, что его определили по правую руку от миссис Форси, и всего в паре человек от Маджита. Значит неловкие разговоры и нелепые просьбы ещё впереди.

0

14

«И о чем я думаю?» В который раз задавался вопросом Маджит, разглядывая себя в зеркало. Это был четвертый костюм, который он примерял для сегодняшнего вечера. Мама просила приехать заранее, поэтому времени практически не оставалось, а он никак не мог выбрать, что одеть. Все казалось слишком официальным, а ему и так придется быть в центре внимания родственников и близких друзей. Все будут поздравлять его, улыбаться и мысленно задаваться вопросом, интересно, а он уже здоров? Конечно, родители никогда не посвящали родственников в подробности его личной жизни, а посещение больницы Маджит считал своей личной жизнью, частью ее. Но первые годы, когда он был еще слишком мал и наивен, чтобы скрывать все, оказались достаточно шокирующими для всех, чтобы кто-то даже из самых дальних родственников не знал о его проблемах. Собственно вновь праздновать его день рождения в кругу многочисленных родственников было решено только тогда, когда он стал студентом.
- Я не понимаю, почему должен делать это? Это же мой праздник, почему я должен проводить его так как хочется другим, а не мне? – Вслух задался вопросом Маджит, снимая пиджак. Галстук он даже не пробовал примерять, решив, что уж эта деталь гардероба ему точно будет хуже петли. Немного побродив по комнате, попеременно кидая взгляд то в зеркало, то в шкаф, он наконец решил, что оденется так, как ему удобно, а это значит никакого официоза, мягкая белоснежная рубашка, тонкий пуловер серого цвета. Но стоило их одеть, как молодой человек тут же стянул с себя и кофту и рубашку. «Выгляжу как ботаник». - С раздражением думал он, снимая и черные брюки. Он не понимал, почему именно сегодня, именно в этот день рождения его все так раздражает. Конечно, он нервничал как всегда, когда ему приходилось присутствовать на общих сборищах, а тут еще ему придется быть виновником торжества, но его никогда не волновало, как на его внешний вид отреагируют другие. Его всегда больше волновало, что они думают о его болезни, а тут на тебе, сидит и чуть ли не рычит, пытаясь выбрать что-то подходящее. Подходящее для чего? Или для кого?
«Еще немного и мы пойдем в трусах. Кстати, может они тоже нам не подходят? Не думаешь». – Наконец подал голос ОН, чем изрядно разозлил обычно миролюбивого Маджита. Сбросив на пол забракованную одежду, скрипнув зубами, молодой человек ушел на кухню, открыл бутылку газировки, выпил половину, посмотрел на таблетки и вновь вернулся в спальню. Синяк еще не прошел, но практически не беспокоил его, особенно днем. «Мда, если бы у меня был любовник… Хотя ему было бы все равно, с синяком я или нет. Я же от этого не становлюсь другим. А от таблеток становлюсь. И опять все будут пихать мне в руки бокалы. И Аура будет. Вот маме делать нечего, еще и терапевта пригласила. О чем она только думает?» - В который раз коря женщину за ее решение, Маджит вытащил из ящика джинсы, не такие узкие как носит большинство из богемной тусовки, в которой ему волею случая приходится постоянно находиться, и не такие потертые, а дырок в них уж точно не было и в помине. Не смотря на достаточно свободные нравы, мама упала бы в обморок, увидев на сыне подобные обноски. Именно так, «обноски» называла подобные вещи его мама. И если в другое время он мог натянуть и чрезмерно узкие и очень дырявые джинсы, то на праздник, который устраивала единственная женщина в его жизни, он не мог, не имел права заявляться в таком виде. Проигнорировав подготовленную рубашку, он на голое тело надел кашемировый кардиган светло серого цвета, посмотрел в зеркало. «А что? Ничего так». – Одобрил свой образ Маджит, пальцами расчесывая растрепавшиеся волосы. Получилось неплохо, но слишком вызывающе и в другой раз он уговорил бы себя переодеться, но не сегодня.
«А почему бы и нет. Как хочу, так и одеваюсь». – Заявил себе Маджит, но выходить не торопился. Его сегодняшнему образу чего-то не хватало. Открыв небольшую шкатулку, он тут же отверг кожаный браслет, который недавно привез из своей поездки отец, отыскал старую серебряную цепочку с крупным кулоном и довольно улыбнулся. Теперь он был готов встретить всех гостей и упреки мамы на то, что он вырядился словно какой-то хиппи.
Вечер оказался тяжелым. Первые полчаса, когда он стоял с родителями на пороге, встречая гостей, Маджит держался молодцом, но потом его отослали в дом, дабы развлечь ожидающих родственников приятными разговорами. Приятных разговоров особо не получалось, молодой человек понятия не имел о чем можно говорить со старыми пердунами и их женами, с многочисленными кузенами и кузинами, которых он видит от силы, раз пять в год, а общается еще реже. На его счастье очень скоро к нему присоединился отец, который взял на себя всех гостей своего возраста, однако заставив единственного сына развлекать молодняк. И тут ему еще немного повезло, большинство братьев имели схожие интересы если не в бизнесе, то в хобби, а вот сестры, те словно бабочки сгрудились вокруг него, наперебой спрашивая и рассказывая что-то. Иногда Маджит гадал, почему так все получилось? Что за неправильная расстановка сил? Почему он с ними? Несколько раз он кидал страдальческие взгляды в сторону отца, но тот только примирительно улыбался. Уж лучше бы он сейчас пытался сделать умный вид, слушая о котировках на бирже, или изображал энтузиазм по поводу спуска на байдарках. Все-таки в мужской компании он чувствовал себя спокойнее и мужчины не пытались до него дотронуться. Кузины же совсем другое дело, они то и дело касались его плеча, руки, груди, словно только так могли привлечь к себе внимание именинника. А может их забавляло как он каждый раз реагировал на них? В очередной раз вздрогнув от прикосновения, Маджит повернулся к одной из младших своих сестер:
- Нет, все великолепно. Эльза, кстати, могла бы показать тебе картину, которую купила в нашей галерее. Тогда она приобрела ее за пол цены. Да. – Он улыбнулся, надеясь, что его улыбка не кажется слишком натянутой. Сейчас он мог спокойно дышать в их обществе, но очень хотел, как в детстве, с дикими криками убежать и скрыться в своей комнате. – теперь этот художник в тренде и все его новые работы уходят за… хорошую цену. Так что, Эльза, если хочешь заработать, можешь выставить ее на торги, получишь в два, а то и в три раза больше.
Эльза скривилась, заверив, что от картины не откажется ни за что, слишком уж глубоко та впала ей в душу.
- Ну а скажи, Маджи, как у тебя на личном фронте?
- Да, да, - хором, словно заранее репетировали, поддержали дальнюю родственницу другие кузины. – Мы хотим знать.
- Да ну вас. Я же не спрашиваю вас о таком. – Попытался отделаться от неподходящего вопроса молодой человек. Даже если бы у него кто-то был, парень ни за что не рассказал бы. О том чтобы соврать он как-то не подумал.
- Так мы и так тебе все рассказываем. Ты знаешь, что скоро Мика выходит замуж. Ее жених вон там, вон, рядом с твоим отцом. Он очень перспективный риэлтор. А Мэлани ждет первенца. Скоро она покинет наши ряды и будет ходить как наши мамы. – Смеясь, девушки обменялись легкими и совсем необидными колкостями. И Маджит уже поверил, что угроза миновала, как в их уголке все вновь стихло и множество глаз устремилось на него.
- Ну так что? Скоро мы увидим твою девушку? Или ты будешь ее скрывать от нас? А может она художница? Ты боишься, тетя Мемея не одобрит? Брось, она у тебя молодец и будет только счастлива.
- Нет, - Маджит поморщился. – я не собираюсь никого приводить…пока что. Мне и так хорошо.
- Ну вот. – Разочарованно выдохнули девушки, но тут же замолчали. Молодой человек напрягся, ожидая очередного неудобного вопроса, как услышал знакомый голос.
- Ах, да, добрый вечер. – Неискренне улыбнулся Маджит, тут же подняв руки, защищаясь от игривых нападок сестер. – Не хорошо говорить о человеке за глаза. Да и вы бы мне не поверили…
«Я его убью». – Решил Маджит, когда увидел как Аура собирается отвечать на казалось бы невинный вопрос. Но вновь удача улыбнулась ему, мама решила, что все гости собрались и позвала всех к столу.
Он нервничал все время, пока смотрел на рассаживающихся гостей. Слава богу у матери хватило такта не садить терапевта с кузинами. Но кто знает, что взбредет в головы этих несносных болтушек после официального ужина. «Надо перехватить его сразу после ужина». – Решил Маджит, рассматривая ярко красную жидкость в бокале.
Последовали многочисленные тосты в его честь, в честь его родителей, собравшиеся угощались, хвалили хозяйку и поваров, менялись сплетнями, а ему в горло и кусок не лез, а вот вино пошло хорошо. Непривычный и плохо знакомый с алкоголем, он пил приятное красное вино, не задумываясь о последствиях. Да оно вообще на вино не походило, зато было вкусное. К концу банкета, Маджит почувствовал себя свободнее, глупые расспросы больше не беспокоили его. Он даже немного пошутил с извечным деловым партнером отца, от чего старичок кажется немного смутился.
«Наконец вечер начинает налаживаться». – Довольно улыбаясь, думал именинник, однако время от времени кидая взгляд в сторону терапевта. Ему не нравилось, что тот так увлеченно общается с его мамой. Он даже был готов смириться с его общением с многочисленными кузинами, чем с ней. Но стоило посмотреть в ту сторону стола, как его переставал удовлетворять и подобный вариант. «Нет, его надо держать при себе. Точно. Вот только как? Поводка мне никто не подарил… - Он печально посмотрел в сторону, где-то там стоит стол с подарками. – Нет, не думаю, что нечто подобное мог кто либо подарить». – Несколько разочарованно решил он, подставляя бокал под новую порцию вина.
Когда наконец можно было выйти из стола, он поднялся и почувствовал легкость в ногах и голове. «Ого. Это так, словно я принял пару таблеток…Нет, мысли вроде не путаются…забавно. Может если уменьшить концентрацию. А интересно, если новые таблетки принять, они дадут подобный результат? Айден говорил, что я здоров, значит ничего такого как раньше не должно происходить». Встав из-за стола, он попытался было поймать терапевта, чтобы предупредить последнего не упоминать о своей причастности к психиатрии, но тот куда-то делся, а когда он вновь появился, то оказался на диване рядом с мамой, которая вновь села на своего излюбленного конька, воспоминания о его детстве.
- Когда-нибудь я засужу ее за… - Он не смог придумать ничего вразумительного и продолжил все так же шепотом и беззлобно ворчать. - наверняка найдется какая-нибудь статья. Да, когда-нибудь. Но видимо даже не в этом году.
Со вздохом он ускользнул из комнаты. Стоять и краснеть, слушая как мама рассказывает про его первые и не только шаги, показывая его голозадого розового и довольного, Маджит не собирался. Лучше он переждет эту порцию позора у себя в комнате, но прежде заглянет на кухню. Наверняка там еще осталась бутылка того красного вина, что им подавали за столом. Ему на радость среди непочатых бутылок была одна только что открытая, не дожидаясь лишних вопросов, он умыкнул ее и чистый бокал. Едва заметно покачиваясь молодой мужчина медленно поднялся по лестнице, повернулся, салютнул пустым бокалом всей честной компании, впрочем никто его не видел, все увлеченно слушали или делали вид что слушали его мать, и направился к себе.
Комната была убрана, как и всегда перед его приходом, ни пылинки, ни соринки не было ни на полу ни на многочисленных полках, даже рамы картин были тщательно протерты. Он посмотрел на одну, на другую, весело улыбнулся.
- Маджит, вам никогда не быть продаваемым художником, вы слишком…как бы выразиться помягче, слишком уж прямолинейны. Даже ваши работы в стилистике символизма пропитаны этим. – Маджит опустился на кровать и прикрыл глаза. А он никогда и не хотел быть художником, он хотел быть ученым, сидеть в библиотеках, изучать, делать открытия, проводить опыты… Художник? Нет. Он перевернулся, налил напиток в бокал, отпил немного и поставил фужер на пол вместе с бутылкой. Атмосфера комнаты, наполненной его вещами, успокаивала и навевала интересные мысли.
«А он все-таки пришел. Интересно он пришел потому что его позвала мама, потому что он хочет что-то узнать обо мне или почему-то другому? - Думая о терапевте, Маджит провел ладонью по животу. – А он имеет успех у девчонок. Вон как они встрепенулись. Да, а я даже не знаю, женат ли он. Женат или нет, мне-то какая разница, главное, чтобы он… - Мысли ускользали от него, было тепло и приятно, пальцы коснулись еще мягкой, но уже напряженно плоти, он, не раздумывая расстегнул ширинку, вновь коснулся члена пальцами, провел по головке, обхватил пальцами, потянул, стаскивая с нее крайнюю плоть, и сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее принялся водить ладонью вдоль ствола. В воображении крутились едва различимые образы, светлый или белый костюм, тихий уверенный голос, едва ощутимые нежные прикосновения. Он словно наяву почувствовал теплые пальцы, которые мягко сомкнулись на соске. Маджит позволил воображению захватить себя, подыгрывая воображаемым ласкам, изогнувшись и вновь опустившись на кровать. Сердце в груди стучало так громко, что он и забыл о гостях, сладкая истома волнами прокатывалась по телу, заставляя представлять все более и более откровенные сцены. Он никогда не ласкал себя там. Нет, когда он понял, чего хочет, то пробовал, но толи неумелые попытки, толи что-то иное раздражали его на столько, что парень вскоре прекратил свои эксперименты, удовлетворяясь элементарными ласками. Но представлять, представлять ему это нисколько не мешало. Сильные руки сжимают его бедра, заставляя раскрыться так пошло и так непозволительно соблазнительно, умелые прикосновения и он готов почувствовать в себе не только пальцы. Да, скорее… Маджит уже на взводе, торопит свою фантазию, доводя себя до пика. Тело напрягается, из его горла вырывается тихий шепот и он легкой пушинкой опускается на кровать, нежась в истоме.

0


Вы здесь » Skycross » Альтернатива » МЫ ТАНЦУЕМ ТАНГО


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно